Замечание председательствующего

Ваша честь, я возражаю!

Замечание председательствующего

10 июля 2017 г.

Об исполнении адвокатами императивного требования нового Стандарта

Согласно п. 14 Стандарта осуществления адвокатом защиты в уголовном судопроизводстве, принятого на VIII Всероссийском съезде адвокатов: «Адвокату следует заявлять возражения против действий председательствующего в судебном заседании при наличии к тому оснований». Данное положение Стандарта может кардинально изменить сложившуюся процессуальную обстановку в судах. Адвокаты, участвуя в судебных баталиях, часто сталкиваются с ситуацией, когда председательствующий судья, ведущий свое судно по обвинительному фарватеру, безосновательно снимает допустимые вопросы, отклоняет либо отказывается разрешать обоснованные ходатайства, допускает негативные реплики в адрес стороны защиты и т.д. В такой ситуации защитник сталкивается с дилеммой выбора: промолчать, дабы сохранить нормальные отношения с судьей и не разозлить последнего перед уходом в совещательную комнату, либо, желая пресечь вредоносные действия, заявить председательствующему болезненный для него протест.

Европейский суд по правам человека в своем постановлении от 15 декабря 2005 г.

по делу «Киприану против Кипра» описал это состояние следующим образом: «Очевидным является тот факт, что адвокаты в процессе защиты своих клиентов на судебном разбирательстве, особенно по уголовным делам, могут оказаться в деликатной ситуации, когда приходится решать, выносить или нет жалобы или протест касательно поведения суда, при этом руководствуясь интересами своего подзащитного…» (п. 175).

Следует отметить, что п. 14 Стандарта родился на прочном процессуальном фундаменте.

Так, в соответствии с ч. 3 ст. 243 УПК РФ: «Возражения любого участника судебного разбирательства против действий председательствующего заносятся в протокол судебного заседания».

В соответствии с ч. 2 ст. 156 ГПК РФ: «…В случае возражений кого-либо из участников процесса относительно действий председательствующего эти возражения заносятся в протокол судебного заседания…».

В соответствии с ч. 3 ст. 143 КАС РФ: «…В случае возражения кого-либо из участников судебного разбирательства относительно действий председательствующего в судебном заседании эти возражения заносятся в протокол судебного заседания».

Квалификационная комиссия г.

Москвы сформулировала обстоятельную правовую позицию, оправдывающую использование адвокатом возражений на действия председательствующего: «Квалификационная комиссия не исключает, что в отстаивании интересов доверителя адвокат может проявлять не всегда устраивающую суд активность – заявлять многочисленные ходатайства, возражения на действия председательствующего и т.д.

, однако это не может свидетельствовать о нарушении адвокатом норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и (или) Кодекса профессиональной этики адвоката, поскольку такие способы реализации адвокатом-защитником своих процессуальных прав предусмотрены уголовно-процессуальным законодательством…» (Вестник АП г. Москвы. 2009. № 3–4).

Если ранее адвокаты знали о своем праве заявить возражения на действия председательствующего, то с введением в действие п. 14 Стандарта такое право для адвокатов превратилось в их обязанность.

Это означает, что, как только председательствующий в судебном заседании начинает совершать действия (бездействие), противоречащие требованиям закона и ущемляющие интересы стороны защиты, адвокат обязан их пресечь заявлением возражений. Форма подачи возражений может быть как устной, так и письменной. Она может быть устной, если возражения необходимо заявить безотлагательно, а задержка способна привести к негативным последствиям для защищаемых интересов. Например, если судья задал наводящий вопрос свидетелю и с использованием угроз пытался добиться ответа в интересах обвинения. Не исключено, что показания, полученные с нарушением закона, будучи занесенными в протокол суда, могут иметь судьбоносное значение для подсудимого. Не возрази защитник в нужный момент, подсудимый может быть признан виновным в совершении преступления, которого он возможно и не совершал. Молчание адвоката в такой ситуации фактически будет означать оставление подсудимого без защиты. Возражения можно облечь в письменную форму, если допущенное председательствующим нарушение закона не требует немедленного реагирования. Например, судья рассмотрел ходатайство об исключении доказательств, полученных с нарушением закона, не в совещательной комнате, а совещаясь на месте, и тем самым не дал ответов на многочисленные доводы ходатайства. Представляется, что адвокаты должны реагировать путем заявления возражений не на все нарушения уголовно-процессуального закона, допускаемые судом, а лишь на те, которые особенно нетерпимы и причиняют или могут причинить очевидный вред интересам стороны защиты. Тотальное заявление возражений на все отступления от процедуры судопроизводства может дезорганизовать весь ход судебного разбирательства, породить конфликтную ситуацию и поэтому является контрпродуктивным. Полагаю, что данное положение Стандарта изменит сложившийся статус-кво во взаимоотношениях между адвокатами и судьями. Если адвокаты в ответ на нарушения закона, допускаемые судьями, повсеместно начнут заявлять возражения на их действия, то неизбежно возникнет процессуальная напряженность. Необходимо понимать, что немалое количество судей психологически не готовы нормально воспринимать такое допустимое процессуальное средство как возражения на свои действия, и оно им не придется по нраву. Вполне возможно, что п. 14 Стандарта в действии способен увеличить поток судебных сообщений в квалификационные комиссии адвокатских палат. Некоторым судьям и раньше казалось, что возражения на их действия есть некая форма нарушения порядка в судебном заседании либо проявление неуважения к суду. Для понижения градуса противостояния не следует забывать положения ст. 12 Кодекса профессиональной этики адвоката: « Возражая против действий (бездействия) судей и лиц, участвующих в деле, адвокат должен делать это в корректной форме и в соответствии с законом».
Возражения должны быть не только деликатными и уважительными по форме, но и обоснованными по содержанию. В них необходимо предельно ясно раскрыть, в чем заключаются нарушения закона, допущенные председательствующим, и привести доказательства этого нарушения. Наконец, любая критика поведения председательствующего должна быть обозначена адвокатом именно как возражения, предусмотренные ч. 3 ст. 243 УПК РФ, поскольку далеко не все судьи знакомы с такой процессуальной возможностью.

В моей практике был курьезный случай, когда судья Ставропольского краевого суда, выслушав возражения на свои действия, не мог понять, чего от него желает защитник. «Вы мне отвод заявляете?» – спрашивал он. После дополнительных разъяснений, что это просто возражения, которые необходимо приобщить к материалам уголовного дела, он совсем растерялся и в приобщении возражений отказал.

Сами возражения в силу требований процессуального закона подлежат занесению в протокол судебного заседания в целях их использования при дальнейших обжалованиях судебного акта. Кроме того, возражения могут стать предвестником для заявления в будущем отвода председательствующему согласно положениям ч. 2 ст. 61 УПК РФ, если в результате ряда незаконных решений станет очевидным его заинтересованность в исходе дела. Судьям следует воспринимать возражения на свои действия также невозмутимо и сдержанно, как подачу адвокатами апелляционных жалоб на вынесенные ими приговоры, понимая, что с введением Стандарта пассивное поведение защитника может быть расценено как дисциплинарный проступок. Первоначальное возникновение конфликтных ситуаций впоследствии должно привести к стабилизации ситуации во взаимоотношениях между судьями и адвокатами. Однако важность и необходимость заявлений возражений на действия председательствующего сложно переоценить. Для суда до провозглашения приговора должен существовать механизм сдержек и противовесов, позволяющий предотвратить злоупотребления полномочиями и нарушения прав граждан. Массовое заявление возражений на действия председательствующих способно пресечь и избежать такое же массовое нарушение процессуальных прав стороны защиты. Возражения позволят дисциплинировать суд, понудить его рассматривать уголовное дело с большей степенью объективности и беспристрастности, соблюдая принципы состязательности и равноправия сторон. Кто-то из сторонников консервативной позиции, тем более испытанные почитатели особого порядка подумают или скажут, мол, зачем дразнить бесполезными возражениями тех, кто может назначить штраф, а может и 10 лет лишения свободы. Вот тут-то и встает важный мировоззренческий вопрос. Адвокат либо защищает, как это предписано ч. 1 ст.7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и основным смыслом нашей профессии, либо просто сидит около своего подзащитного, оказывая последнему моральную поддержку в трудной жизненной ситуации. При принятии решения, что делать: сидеть сложа руки или все-таки защищать, адвокат обязан учитывать императивное положение п. 14 Стандарта. Пассивное и созерцательное участие в уголовном процессе, мягкость и уступчивость уже обернулись для адвокатского сообщества сверхнегативными последствиями. Количество обвинительных приговоров, приближающееся к 100%, 66% дел, рассмотренных в особом порядке, и лишь 10% дел, в которых вина подсудимыми не признается, – это грустный тренд нашего времени.

В таких условиях обоснованные заявления в суде: «Ваша честь, я возражаю!» являются мерой не столько необходимой, сколько вынужденной.

Источник: https://fparf.ru/polemic/opinions/vasha-chest-ya-vozrazhayu/

Замечания и возражения на действия председательствующего в уголовном процессе

Замечание председательствующего

Адвокатам нередко приходится сталкиваться с ситуацией, когда в ходе рассмотрения дела в суде, судья (председательствующий в судебном заседании), немотивированно отклоняет ходатайства защитников, снимая вопросы допрашиваемым лицам, или иным образом уклоняется от совершения процессуальных действий.

 

При этом, низкое качество ведения (изготовления) протокола судебного заседания, уже стало притчей во языцех, а с учетом того, что некоторые судебные процессы могут длиться годами, вследствие чего многие важные моменты судебного следствия имеют свойство забываться, большое значение приобретает фиксация нарушений прав подсудимых, допускаемых на этой стадии уголовного процесса.

 

В условиях тотального обвинительного уклона, действительно мотивированный, и обоснованный всеми исследованными доказательствами приговор, является редкостью, вследствие чего, защитникам, уже на стадии судебного следствия в суде первой инстанции, не лишним будет позаботиться о приобщении к материалам дела своих аргументов, касаемых отдельных его эпизодов, в полной версии, а не в извращенном и сокращенном виде, в котором правовая позиция адвоката впоследствии будет (если вообще будет) отражена в протоколе судебного заседания.

 

Возможность донести до суда (в т.ч. и кассационной и надзорной инстанций) свое мнение в неискаженном виде, предоставляет ч.3 ст. 243 УПК РФ РФ, регламентирующая то, что «Возражения любого участника судебного разбирательства против действий председательствующего заносятся в протокол судебного заседания».

  Однако, эту возможность редко кто из адвокатов использует в своей практике, поэтому мы и хотим рассказать о случае практического применения рассматриваемой нормы по конкретному уголовному делу, рассматриваемому в федеральном суде Новосибирского района, НСО.  

Суть дела такова:

 

По делу, по которому наши подзащитные обвиняются в присвоении чужого имущества в особо крупном размере (ч.4 ст. 160 УК РФ РФ), потерпевшим, в период предварительного следствия, признано юридическое лицо – ООО «Крестьянский двор», которое на разных стадиях процесса, представляли разные лица, на основании доверенностей, выданных от имени этой фирмы.

 

В ходе рассмотрения дела в суде первой инстанции выяснилось, что с 17.02.2011 г. ООО «Крестьянский двор» ликвидировано по решению учредителей, т.е. более не существует. Правопреемников не имеется.

  Стороной защиты суду был представлен и приобщен к материалам дела оригинал выписки из ЕГРЮЛ о ликвидации юридического лица – потерпевшего, и заявлено о недопустимости дальнейшего участия в процессе представителя этого, уже не существующего потерпевшего.  

Вопреки ожиданиям, судьи (дело рассматривается коллегией из трёх судей), совершенно не придали значения заявлению защиты, высказавшись примерно так:

  — «Ну и что, раньше ведь юрлицо было, и представитель был допущен законно». — «Я вообще не понимаю, зачем вы нам об этом говорите. Какое это имеет отношение к обвинению?» — и резюме — «Это уголовный процесс, и для суда не имеет значения, ликвидировано юридическое лицо или нет. Продолжаем».  

Естественно, мы попытались дать развёрнутые пояснения, однако, суд перешел к допросу свидетелей…

  Посовещавшись между собой, защитники подготовили письменные замечания на действия председательствующего, которые были оглашены и приобщены к материалам дела в следующем судебном заседании.  

Судьи выслушали замечания молча…

 

Представителем ликвидированного потерпевшего было заявлено, что все права потерпевшего (ликвидированного юрлица) переданы по договору цессии его учредителю (тоже уже бывшему) – Чепурину С.П., являющемуся свидетелем по этому делу, и одновременно подсудимым по другому уголовному делу (о мошенничестве).

Адвокатом Соловьевой Л.Г., было заявлено ходатайство о замене потерпевшего — ликвидированного ООО «Крестьянский двор», его «правопреемником» Чепуриным С.П.

В обоснование ходатайства, суду был предъявлен договор уступки права требования (цессии) от 11.02.2011 г. (за 6 дней до исключения из госреестра), подписанный между ликвидированным потерпевшим – ООО «Крестьянский двор», и его учредителем – Чепуриным С.П.

, согласно которому, новому кредитору передаются права требования «о возмещении вреда по уголовному делу № 91036, определяемые в размере 2 971 210 рублей с Елисеевой Елены Олеговны и Хохлова Кирилла Александровича (обвиняемые по настоящему делу)».

Защитники возражали против приобщения этого договора к материалам дела, а так же указывали на его ничтожность, в связи с очевидной невозможностью передачи по гражданско-правовой сделке, процессуальных прав стороны уголовного процесса.

Однако, и на этот раз, судьи не восприняли наши аргументы, и под предлогом необходимости предоставления времени для подготовки заключения гособвинителю, отложили рассмотрение ходатайства до следующего судебного заседания.   Следующее судебное заседание началось с заявления новых замечаний на действия председательствующего, с изложением позиции защиты по вопросу невозможности передачи процессуальных прав и недействительности такого договора уступки прав требования (цессии).

Эти замечания судьи слушали уже «скрипя зубами»…

  После оглашения замечаний, гособвинителем было дано заключение, в  котором, о чудо, фактически были воспроизведены все доводы защиты.  

В итоге судьи, посовещавшись на месте,  огласили определение (протокольное) об отказе в удовлетворении ходатайства адвоката Соловьевой Л.Г., однако никакого решения о её дальнейшем участии в процессе не прозвучало.

Но это уже совсем другая история…

Источник: https://pravorub.ru/articles/11401.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.