Ходатайство об оглашении показаний свидетеля

Оглашение показаний неявившихся свидетелей. Судебная практика Благовещенского городского суда

Ходатайство об оглашении показаний свидетеля
Приговором Благовещенского городского суда Амурской области от 12 августа 2016 года Мигуля Александр Анатольевич осужден ч.2 ст. 286 УК РФ, п. «б» ч.2 ст. 285.1 УК РФ, чт. 2 ст. 285 УК РФ к 9 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Хотелось бы остановиться на ключевых нарушениях процессуальных прав обвиняемого в ходе судебного следствия. Как всем известно, судебное следствие в отношении Мигуля А.А. проходило в ускоренном режиме: за 3 недели были изучены материалы 33 томов и допрошены более 30 свидетелей.

Сегодня речь пойдет об оглашении показаний неявившихся свидетелей.

Из теории и судебной практики:

В соответствии с ч. 1, 2, 2.1 ст.

281 УПК РФ оглашение показаний потерпевшего и свидетеля, ранее данных при производстве предварительного расследования или судебного разбирательства, а также демонстрация фотографических негативов и снимков, диапозитивов, сделанных в ходе допросов, воспроизведение аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки допросов допускаются с согласия сторон в случае неявки потерпевшего или свидетеля, за исключением случаев, предусмотренных частями второй и шестой настоящей статьи.

При неявке в судебное заседание потерпевшего или свидетеля суд вправе по ходатайству стороны или по собственной инициативе принять решение об оглашении ранее данных ими показаний и о воспроизведении видеозаписи или киносъемки следственных действий, производимых с их участием, в случаях: 1) смерти потерпевшего или свидетеля; 2) тяжелой болезни, препятствующей явке в суд; 3) отказа потерпевшего или свидетеля, являющегося иностранным гражданином, явиться по вызову суда; 4) стихийного бедствия или иных чрезвычайных обстоятельств, препятствующих явке в суд; 5) если в результате принятых мер установить место нахождения потерпевшего или свидетеля для вызова в судебное заседание не представилось возможным. В случаях, предусмотренных пунктами 2 — 5 части второй настоящей статьи, решение об оглашении показаний потерпевшего или свидетеля и о воспроизведении видеозаписи или киносъемки следственных действий, производимых с их участием, может быть принято судом при условии предоставления обвиняемому (подсудимому) в предыдущих стадиях производства по делу возможности оспорить эти доказательства предусмотренными законом способами. Оценивая обоснованность ходатайств об оглашении показаний, суд не должен давать расширительное толкование понятию «иные чрезвычайные обстоятельства» и вставать на сторону обвинения или защиты лишь ввиду наличия определенных трудностей в обеспечении явки свидетеля в судебное заседание. В судебной практике нередко возникает вопрос о возможности оглашения показаний свидетеля, не имеющего определенного места жительства. Между тем по данному вопросу имеется четкая позиция Верховного Суда РФ: образ жизни неявившегося свидетеля не считается чрезвычайным обстоятельством. Верховный Суд РФ признал, что невозможность установления местонахождения свидетеля не является чрезвычайным обстоятельством. Чрезвычайные обстоятельства законодатель сравнивает с явлениями природы, которые объективно препятствуют явке свидетеля в суд. На стороне обвинения лежит бремя доказывания вины подсудимого. Таким образом, в данном случае суд допустил нарушение требований уголовно-процессуального закона, а именно положений о непосредственном исследовании доказательств, что явилось основанием для отмены приговора суда.

Принимая решение об оглашении показаний свидетелей, место жительства которых не установлено, Благовещенский городской суд нарушил требования ч.1 ст.

240 УПК РФ о непосредственном исследовании доказательств, а также установленное п. «д» ч. 3 ст.

6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее — Конвенция) право подсудимого на то, чтобы допрашивать показывающих против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены.

Европейский Суд по правам человека в постановлении от 04 декабря 2008 года по делу «Трофимов против России» (жалоба № 111/02) справедливо подчеркнул, что как правило, все доказательства должны быть представлены в публичном судебном заседании, в присутствии обвиняемого, с целью состязательного обсуждения. В законе имеются исключения из этого принципа, но они не должны нарушать права защиты. Представляет интерес также решение ЕСПЧ от 21.03.2002 по делу «Калабро против Италии», о возможности оглашения показаний свидетеля, жителя другого государства, в котором Европейский Суд констатировал, что только приложение значительных усилий для того, чтобы обеспечить явку в суд свидетеля обвинения, использование всех способов, доступных в рамках законодательства страны, для обеспечения явки свидетеля на слушания дела могут свидетельствовать о надлежащих действиях суда по обеспечению подсудимому права на защиту.

Конституционный Суд РФ в Определении от 07.12.2006 № 548-O по запросу Абинского районного суда о проверке конституционности положений ст. 281 УПК РФ указал, что оглашение показаний, данных при производстве предварительного расследования, рассматривается как исключение.

Такой подход, по мнению КС РФ, обусловлен необходимостью устранения неравенства в процессуальных возможностях по исследованию доказательств между стороной защиты и стороной обвинения, производившей допросы потерпевших и свидетелей в ходе досудебного производства и составившей соответствующие протоколы, так и стремлением создать для суда условия, при которых ему обеспечиваются свободные от постороннего влияния восприятие и оценка показаний участников уголовного судопроизводства.

Конституционный Суд РФ обратил внимание на то, что положения ст.

281 УПК РФ обязывают суд в случае, если сторона ходатайствует о допросе в судебном заседании конкретного потерпевшего или свидетеля, чьи показания на досудебном этапе имеют значение для правильного разрешения уголовного дела, использовать все имеющиеся возможности для обеспечения явки этого участника судопроизводства в судебное заседание.
Оглашение в ходе судебного следствия показаний, полученных при производстве предварительного расследования, всегда подразумевает отступление от непосредственного исследования этих показаний. Воспроизведение и дальнейшее использование в качестве доказательств показаний неявившегося свидетеля даже при наличии согласия обеих сторон нарушает принцип состязательности и равноправия сторон, так как подсудимый лишается возможности допросить этого свидетеля. Поэтому следует четко соблюдать определенные условия для оглашения показаний, даже если стороны дают согласие на это.

От теории к делу.

21 июля 2016 года государственный обвинитель заявил ходатайство об оглашении протокола допроса свидетеля С.В.А. от 29 апреля 2011 года в томе 2 л.д. 12-18 на основании п. 4 ч. 2 ст. 281 УПК РФ, так как данный свидетель проживает в г. Москва, считал необходимо огласить его показания.

Сторона защиты возражала против оглашения показаний неявившегося свидетеля, у обвиняемого и его защиты имелись вопросы к данному свидетелю по существу уголовного дела. Показания С.В.А. являются одними из ключевых в эпизоде по ч.2 ст. 286 УК РФ.

Суд, выслушав мнение сторон постановил: удовлетворить ходатайство государственного обвинителя, на основании п. 4 ч. 2 ст. 281 УПК РФ, признать неявку свидетеля С.В.А. в суд иным чрезвычайным обстоятельством, огласить в томе 2 л.д. 12-18 – протокол допроса свидетеля С. В.А. от 29 апреля 2011 года (лист протокола 145).

Свидетель С. В.А. был вызван в судебное заседание на 19 июля 2016 года на 9 часов 00 минут извещением Благовещенского городского суда от 14 июля 2016 года, направленного согласно почтового штемпеля 15 июля 2016 года. Извещение возвращено в Благовещенский городской суд с отметкой об истечении срока хранения только 24 июля 2016 года (т. 35 л.д. 236, 237), в связи с чем у суда не имелось достоверных сведений о невозможности вызвать в суд данного свидетеля, иные меры по обеспечению его явки в судебное заседание судом не предпринимались. На предварительном следствии обвиняемый был лишен возможности задать вопросы данному свидетелю.

21 июля 2016 года государственный обвинитель заявил ходатайство об оглашении показаний свидетеля М. Н.А. в томе 2 л.д. 25-27 – протокол допроса свидетеля М. Н.А. от 06 июня 2011 года, в связи с иными чрезвычайными обстоятельствами, так как свидетель находится в отпуске и не может явиться в судебное заседание.

Сторона защиты возражала против оглашения показаний неявившегося свидетеля, у обвиняемого и его защиты имелись вопросы к данному свидетелю по существу уголовного дела. Показания М.Н.А. являются одними из ключевых в эпизоде по ч.2 ст. 285.1 УК РФ.

Суд, выслушав мнение сторон постановил удовлетворить ходатайство государственного обвинителя, на основании п. 4 ч. 2 ст. 281 УПК РФ, признать неявку свидетеля М.Н.А. в суд иным чрезвычайным обстоятельством, огласить в томе 2 л.д. 25-27 – протокол допроса свидетеля М. Н.А. от 06.06.2011 года.

Свидетель М.Н.А. был вызван в судебное заседание на 19 июля 2016 года на 9 часов 00 минут извещением Благовещенского городского суда от 14 июля 2016 года, направленного согласно почтового штемпеля 15 июля 2016 года. Извещение возвращено в Благовещенский городской суд с отметкой об истечении срока хранения только 24 июля 2016 года (т. 35 л.д. 236, 241), в связи с чем у суда не имелось достоверных сведений о невозможности вызвать в суд данного свидетеля, иные меры по обеспечению его явки в судебное заседание судом не предпринимались. И таких свидетелей с «чрезвычайными обстоятельствами» 27 человек.

Показания данных свидетелей были положены в основу обвинительного приговора, Мигуля А.А. назначено наказание в виде 9 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Кроме почтовых отправлений, свидетели извещались посредством телефонных звонков, но имеющиеся в материалах дела, так называемые, телефонограммы не выдерживают никакой критики: гражданин, якобы выехавший за пределы Амурской области уведомляется по короткому номеру, другие телефонограммы вообще не содержат указаний, на какой номер был совершен звонок, время совершения звонка. Так же, в материалах содержатся так называемые «адресные справки», при этом запрос суда в орган, уполномоченный предоставлять данную информацию, отсутствует. «Адресные справки» представляют собой листки формата А4 с указанием фамилии, имени, отчества гражданина (свидетеля по данному уголовному делу) и указание информации о его пребывании на территории Амурской области либо о выезде за ее пределы, но отсутствует информация, каким органом представлена данная информация, должностное лицо, ее выдавшее, печать данной организации, исходящий номер направления ответа. Считаем, что обвинение в совершении тяжких резонансных преступлений должно быть рассмотрено предельно открыто, ясно, без нарушений конституционных прав и свобод гражданина, находящегося на скамье подсудимых. Сторона защиты по прежнему верит в справедливость суда и надеется, что суд апелляционной инстанции примет единственно верное решение по данному неоднозначному уголовному делу.

Данная публикация размещена с согласия Мигуля А.А. и не является юридической консультацией.

Источник: https://pravorub.ru/articles/73339.html

Статья 281. Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля

Ходатайство об оглашении показаний свидетеля

Статья 281. Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля

1.

Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля, ранее данных при производстве предварительного расследования или судебного разбирательства, а также демонстрация фотографических негативов и снимков, диапозитивов, сделанных в ходе допросов, воспроизведение аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки допросов допускаются с согласия сторон в случае неявки потерпевшего или свидетеля, за исключением случаев, предусмотренных частями второй и шестой настоящей статьи.

2. При неявке в судебное заседание потерпевшего или свидетеля суд вправе по ходатайству стороны или по собственной инициативе принять решение об оглашении ранее данных ими показаний и о воспроизведении видеозаписи или киносъемки следственных действий, производимых с их участием, в случаях:

1) смерти потерпевшего или свидетеля;

2) тяжелой болезни, препятствующей явке в суд;

3) отказа потерпевшего или свидетеля, являющегося иностранным гражданином, явиться по вызову суда;

4) стихийного бедствия или иных чрезвычайных обстоятельств, препятствующих явке в суд;

5) если в результате принятых мер установить место нахождения потерпевшего или свидетеля для вызова в судебное заседание не представилось возможным.

2.1.

В случаях, предусмотренных пунктами 2 – 5 части второй настоящей статьи, решение об оглашении показаний потерпевшего или свидетеля и о воспроизведении видеозаписи или киносъемки следственных действий, производимых с их участием, может быть принято судом при условии предоставления обвиняемому (подсудимому) в предыдущих стадиях производства по делу возможности оспорить эти доказательства предусмотренными законом способами.

3. По ходатайству стороны суд вправе принять решение об оглашении показаний потерпевшего или свидетеля, ранее данных при производстве предварительного расследования либо в суде, при наличии существенных противоречий между ранее данными показаниями и показаниями, данными в суде.

4. Заявленный в суде отказ потерпевшего или свидетеля от дачи показаний не препятствует оглашению его показаний, данных в ходе предварительного расследования, если эти показания получены в соответствии с требованиями части второй статьи 11 настоящего Кодекса.

5. Не допускаются демонстрация фотографических негативов и снимков, диапозитивов, сделанных в ходе допроса, а также воспроизведение аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки допроса без предварительного оглашения показаний, содержащихся в соответствующем протоколе допроса или протоколе судебного заседания.

6.

Оглашение показаний несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля, ранее данных при производстве предварительного расследования или судебного разбирательства, а также демонстрация фотографических негативов и снимков, диапозитивов, сделанных в ходе допросов, воспроизведение аудио- и видеозаписи, киносъемки допросов осуществляются в отсутствие несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля без проведения допроса. По ходатайству сторон или по собственной инициативе суд выносит мотивированное решение о необходимости допросить несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля повторно.

Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 26.04.2017 N 53-АПУ17-4Приговор: По п. “ж” ч. 2 ст. 105 УК РФ за убийство.Определение ВС РФ: Приговор оставлен без изменения.

Показания данного свидетеля оглашены на основании ч. 3 ст. 281 УПК РФ, сторона защиты против их оглашения не возражала и после их оглашения вопросов к свидетелю не имела (т. 6 л.д. 81 – 82). Оснований сомневаться в допустимости и достоверности показаний свидетеля Севастьянова у суда не имелось, поэтому суд обоснованно положил их в основу приговора.

Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 28.03.2017 N 9-АПУ17-1Приговор: Обвиняемый-1 осужден по п. “е” ч. 2 ст. 105, ч. 2 ст. 167 УК РФ, оправдан по ч. 1 ст. 161 УК РФ; обвиняемый-2 осужден по ч. 5 ст. 33, п. “е” ч. 2 ст. 105, ч. 5 ст. 33, ч. 2 ст. 167, ч. 2 ст.

228 УК РФ, оправдан по ч. 1 ст. 175 УК РФ.Определение ВС РФ: Приговор отменен, уголовное дело в связи с отсутствием составов преступлений прекращено в части оправдания обвиняемых, осуждения обвиняемого-2 по ч. 5 ст. 33, п. “е” ч. 2 ст. 105, ч. 5 ст. 33, ч. 2 ст.

167 УК РФ; исключены указания о назначении наказания обвиняемому-1 по ст. 70 УК РФ, обвиняемому-2 – по ч. 3 ст.

69 УК РФ, окончательно назначено обвиняемому-1 – 17 лет 6 месяцев лишения свободы с ограничением свободы на 2 года, обвиняемому-2 – 3 года 7 месяцев лишения свободы с ограничением свободы на 1 год.

Указывает, что показания свидетеля Д. были оглашены в нарушение ч. 3 ст. 281 УПК РФ, без учета мнения стороны защиты, при отсутствии существенных противоречий в его показаниях.

Считает необоснованным отказ суда в допросе эксперта, так как между заключением экспертизы и показаниями свидетелей М. и Н. имеются противоречия.

Определение Конституционного Суда РФ от 28.03.2017 N 529-О”Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Антоненко Сергея Александровича на нарушение его конституционных прав пунктом 4 части второй статьи 281 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации”

1.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин С.А. Антоненко, признанный согласно приговору от 20 апреля 2016 года виновным в совершении преступления, оспаривает конституционность пункта 4 части второй статьи 281 “Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля” УПК Российской Федерации, закрепляющего, что при неявке в судебное заседание потерпевшего или свидетеля суд вправе по ходатайству стороны или по собственной инициативе принять решение об оглашении ранее данных ими показаний и о воспроизведении видеозаписи или киносъемки следственных действий, производимых с их участием, в случае стихийного бедствия или иных чрезвычайных обстоятельств, препятствующих явке в суд.

Определение Конституционного Суда РФ от 28.03.2017 N 528-О”Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Жеравина Максима Андреевича на нарушение его конституционных прав пунктом 4 части второй статьи 281 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации”

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации М.А.

Жеравин просит признать противоречащим статьям 2, 15, 18, 19, 45 и 46 Конституции Российской Федерации пункт 4 части второй статьи 281 “Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля” УПК Российской Федерации, поскольку, как он полагает, эта норма, допуская расширительное толкование используемого в ней термина “чрезвычайные обстоятельства”, допускает и ее произвольное применение судами, что противоречит праву каждого на государственную защиту.

Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 21.03.2017 N 89-АПУ17-2Приговор: По п. “ж” ч. 2 ст. 105 УК РФ за убийство группой лиц.Определение ВС РФ: Приговор изменен, в срок отбытия наказания зачтено время содержания осужденного под стражей.

Из оглашенных в ходе судебного следствия в соответствии с ч. 3 ст. 281 УПК РФ показаний свидетеля К. следует, что 7 ноября 2015 года в доме С. на улице между Г. и Бондаревой Г.А.

при распитии спиртного произошел конфликт, в ходе которого Бондарева Г.А. зарезала потерпевшего. Свидетель это поняла, поскольку Бондарева Г.А. вела себя агрессивно, в ее обуви свидетель видела рукоятку ножа. Также С.

подтвердил это, добавив, что Мирасов А.Р. помог ей – добивал Г. ножом.

Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 09.03.2017 N 83-АПУ17-2Приговор: Осужденная-1 – по ч. 4 ст. 159 УК РФ за мошенничество; по ч. 3 ст. 33, ч. 3 ст. 30, п. п. “а”, “в” “з” ч. 2 ст. 126 УК РФ за организацию покушения на похищение человека; осужденные-2, 3 – по ч. 3 ст. 30, п. п. “а”, “в” “з” ч. 2 ст.

126 УК РФ за покушение на похищение человека.Определение ВС РФ: Приговор изменен, действия осужденной переквалифицированы с ч. 4 ст. 159 УК РФ на ч. 2 ст. 159 УК РФ, по которой назначено наказание за каждое преступление в виде лишения свободы сроком на 4 года, по эпизодам преступлений, совершенных в отношении потерпевших, на ч. 3 ст.

159 УК РФ, по которой назначено наказание за каждое преступление в виде лишения свободы сроком на 5 лет со штрафом; окончательно осужденной назначено 9 лет лишения свободы со штрафом, с отбыванием в исправительной колонии общего режима; в части гражданского иска о возмещении материального ущерба, причиненного преступлением, дело направлено на новое судебное рассмотрение

Данные сведения согласуются с показаниями свидетеля А. – матери осужденного Ананьева В.В., данными на предварительном следствии и оглашенными в судебном заседании в соответствии с ч. 4 ст. 281 УПК РФ, о том, что со слов ее сына ей было известно, что Плюсова Т.В. намеревалась “наказать” и напугать Т.

чтобы он отдал ей деньги. 26 ноября 2014 г. Плюсова позвонила ей с просьбой, чтобы Ананьев с Белоусовым приехали к магазину “” и помогли ей. Вечером этого дня Ананьев сообщил ей, что они хотели забрать Т. однако не смогли. Приехав к магазину, она встретила Плюсову Т.В., которая была напугана, сообщила, что Т.

покажет на нее.

Источник: https://legalacts.ru/kodeks/UPK-RF/chast-3/razdel-ix/glava-37/statja-281/

Оглашение показаний свидетеля без самого свидетеля

Ходатайство об оглашении показаний свидетеля

Осужденный подал в Конституционный Суд РФ жалобу, в которой просил признать не соответствующими Конституции РФ положения ч. 2 ст. 281 УПК РФ, закрепляющие основания для принятия судом решения об оглашении показаний свидетеля, не присутствующего в заседании.

По мнению заявителя, норма «не устанавливает перечень следственных действий, производство которых на стадии предварительного расследования дает возможность подозреваемому, обвиняемому оспорить показания, данные против него свидетелем, реализовать право допросить такого свидетеля и опровергнуть его показания, и тем самым, будучи неопределенной, допускает формальный подход к ее толкованию и произвольное применение».

Поводом для обращения послужило то, что заявитель был признан виновным в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшем по неосторожности смерть потерпевшего.

В основу приговора были положены показания свидетеля, данные им в ходе предварительного расследования, которые были оглашены в заседании в отсутствие самого свидетеля, поскольку установить его место нахождения для вызова в суд не удалось. Защита возражала против оглашения показаний, ссылаясь на незаконность данного действия, однако суд счел эти доводы несостоятельными.

Суд указал, что были предприняты все усилия для вызова свидетеля, а его допрос ранее проводился с соблюдением требований уголовно-процессуального закона и его показания согласуются с другими показаниями и материалами дела.

Суд апелляционной инстанции оставил приговор без изменения, отметив, что свидетель опознал в осужденном лицо, совершившее преступление в отношении потерпевшего, причем при опознании присутствовали осужденный и его адвокат, у которых имелась возможность сделать заявления или замечания, связанные с пояснениями свидетеля. В передаче кассационных жалоб в областной суд и в Судебную коллегию по уголовным делам ВС РФ было отказано.

Изучив жалобу, Конституционный Суд признал ее не подлежащей дальнейшему рассмотрению в заседании КС РФ, поскольку для разрешения поставленного заявителем вопроса не требуется вынесения итогового решения в виде постановления.

КС РФ отметил, что оглашение показаний свидетелей рассматривается как исключение и допускается лишь в случаях, предусмотренных законом (ч. 2 ст. 240, ст. 276, ст. 281 УПК РФ). При этом ст.

281 УПК РФ не предусматривает возможности расширительного толкования случаев, когда допускается оглашение в суде показаний, ранее данных свидетелями, отсутствующими в судебном заседании.

Оглашение таких показаний, указал Суд, не должно ограничивать права обвиняемого на эффективную судебную защиту, что гарантируется в том числе ст. 278 и 281 УПК РФ, не допускающими изъятий из установленного порядка доказывания по уголовным делам.

В частности, в основу обвинительного приговора могут быть положены лишь те доказательства, которые не вызывают сомнений в их достоверности и соответствии закону. При оглашении показаний отсутствующих свидетелей обвиняемому должна быть предоставлена возможность защиты своих прав всеми предусмотренными законом способами.

Конституционный Суд напомнил, что данная правовая позиция неоднократно приводилась в его определениях и согласуется с практикой Европейского Суда по правам человека.

«По смыслу правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации и Европейского Суда по правам человека оглашение показаний, данных не явившимися в суд потерпевшим или свидетелем при производстве предварительного расследования, допускается лишь в исключительных случаях, предусмотренных законом, если обеспечена надлежащая оценка достоверности этих показаний в качестве доказательств, а у обвиняемого была возможность задать вопросы показывающему лицу или оспорить достоверность его показаний на стадии досудебного производства или в предыдущих судебных стадиях разбирательства по уголовному делу. При этом сторона обвинения обязана предпринять исчерпывающие меры для обеспечения участия в судебном заседании не явившихся свидетеля или потерпевшего», – отмечается в определении.

Подчеркивается, что ч. 2.1 ст.

281 УПК РФ подлежит применению во взаимосвязи с иными положениями уголовно-процессуального законодательства, обеспечивающими обвиняемому в уголовном судопроизводстве право на защиту и право на справедливое судебное разбирательство, и не требует дополнительной конкретизации перечня средств оспаривания показаний.

Вместе с тем реализация стороной защиты своих прав, касающихся опровержения показаний, предполагает активную форму поведения. Бездействие обвиняемого или его защитника относительно осуществления этих прав не может рассматриваться как непредоставление ему возможности оспорить соответствующие показания.

Также КС РФ указал, что согласно разъяснению в п. 4 Постановления Пленума ВС РФ от 29 ноября 2016 г.

№ 55 «О судебном приговоре» суд не вправе оглашать без согласия сторон показания неявившегося свидетеля, а также ссылаться в приговоре на эти доказательства, если подсудимому в предыдущих стадиях производства по делу не была предоставлена возможность оспорить их предусмотренными законом способами.

Следовательно, суды при оценке доказательств по делу, в том числе показаний неявившихся свидетелей, должны учитывать все обстоятельства, связанные с причинами их неявки, а также с наличием или отсутствием у подсудимого или его защитника возможности оспорить эти показания в предусмотренном уголовно-процессуальным законом порядке.

Таким образом, Конституционный Суд пришел к выводу, что оспариваемая норма УПК РФ не содержит неопределенности и сама по себе не может расцениваться как нарушающая конституционные права заявителя в указанном им аспекте. Проверка законности и обоснованности ее применения в деле заявителя к компетенции КС РФ не относится.

Управляющий партнер АБ «ЗКС» Денис Саушкин отметил, что, несмотря на отказ в удовлетворении жалобы, в своем решении КС РФ указал, что стороной защиты должны быть реализованы права в части оспаривания подобных доказательств на досудебной стадии производства, в том числе и на стадии ознакомления с материалами уголовного дела.

Однако при этом, по словам Дениса Саушкина, неясным остается момент, каким образом сторона защиты должна реализовывать свои права на оспаривание таких доказательств.

«С протоколами допросов свидетелей и потерпевших, а равно с аудио- и видеозаписями с участием последних, подозреваемый и обвиняемый могут ознакомиться при выполнении ст.

217 УПК РФ, когда предварительное расследование окончено, и практически всегда следственный орган отказывает в удовлетворении ходатайств о проведении дополнительных следственных действий.

В том числе о проведении очных ставок и производстве дополнительного допроса обвиняемого с предъявлением аудио- и видеозаписей. Кроме того, о неявке потерпевшего или свидетеля в судебное заседание, в том числе по причинам, указанным в ст. 281 УПК РФ, становится известно только в день судебного заседания, и предугадать это невозможно», – пояснил адвокат.

«Несмотря на то что КС РФ в очередной раз напомнил о состязательности сторон в уголовном судопроизводстве, о том, что все сомнения трактуются в пользу обвиняемого, и даже о том, что подозреваемому или обвиняемому, а также его защитнику не может быть отказано в производстве следственных действий по его ходатайству, на практике все происходит иначе: следствие всячески дает понять, что ему Конституционный Суд не указ», – констатировал эксперт.

Адвокат АБ «Багрянский, Михайлов и Овчинников» Филипп Багрянский выразил мнение о том, что показания потерпевших и свидетелей, не явившихся в суд, нельзя оглашать ни при каких обстоятельствах. Нормы, позволяющие такое оглашение, по мнению эксперта, являются неконституционными.

«Непредоставление обвиняемому возможности допросить свидетеля в суде не позволяет ему эффективно осуществлять свою защиту.

До тех пор пока допрос в суде воспринимается как формальность – даже фактически Конституционным Судом, – говорить о наличии в России справедливого суда не приходится», – уверен Филипп Багрянский.

Советник ФПА РФ Евгений Рубинштейн назвал определение КС РФ знаковым и практикоориентирующим. По его словам, с момента введения в УПК РФ ч. 2.1 ст. 281 в марте 2016 г. суды «боялись» применять эту норму и давать ей хоть какое-то более-менее осознанное толкование.

«Как правило, опровержение тезиса о незаконном оглашении показаний свидетеля или потерпевшего в условиях непредоставления стороне защиты возможности их оспорить сводилось к утверждению обратного: “стороне защиты была предоставлена возможность оспорить эти показания”.

Судьи не утруждали себя аргументацией о том, когда и в какой процедуре сторона защиты пыталась оспорить эти показания», – рассказал эксперт.

Евгений Рубинштейн обратил внимание на несколько важных тезисов, изложенных в определении. В частности, что КС РФ указал: оглашение показаний неявившегося свидетеля или потерпевшего является исключением из общего правила о необходимости их допроса в условиях непосредственности, устности и гласности.

Также он назвал важным то, что Суд имплементировал позиции ЕСПЧ по вопросу о справедливости судебного разбирательства в условиях оглашения показаний неявившегося свидетеля или потерпевшего: «В связи с этим у адвокатов появляется возможность ссылаться на определение КС РФ, а не на позиции ЕСПЧ, которые неоднозначно воспринимаются судьями».

Кроме того, разъяснено, что, прежде чем рассматривать вопрос о том, была ли предоставлена возможность стороне защиты оспорить показания неявившегося свидетеля или потерпевшего, суд должен выяснить, были ли приняты все возможные и исчерпывающие меры для того, чтобы доставить свидетеля или потерпевшего в суд. Если будет признано, что таких мер недостаточно, то переходить к основному вопросу нельзя. Поэтому, считает эксперт, сейчас будет формироваться практика определения стандартов надлежащих действий стороны обвинения по вызову и доставлению свидетеля или потерпевшего в суд.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/oglashenie-pokazaniy-svidetelya-bez-samogo-svidetelya/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.