Принцип разумности и справедливости в гражданском процессе

Роль принципов добросовестности, разумности и справедливости в гражданском праве российской федерации – международный журнал

Принцип разумности и справедливости в гражданском процессе

Анциферова Э.Ю. Роль принципов добросовестности, разумности и справедливости в гражданском праве Российской Федерации// Международный журнал гуманитарных и естественных наук – 2017. – №8. – С. 60-62

РОЛЬ ПРИНЦИПОВ ДОБРОСОВЕСТНОСТИ, РАЗУМНОСТИ И

СПРАВЕДЛИВОСТИ В ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Э.Ю. Анциферова, студент

Академия управления при Президенте Республики Беларусь

(Республика Беларусь, г. Минск)

Аннотация. Статья посвящена исследованию принципов добросовестности, разумности и справедливости в гражданском праве Российской Федерации. Можно говорить о схожести понятий, но и о различных их интерпретациях.

На сегодняшний день ни российское, ни западное право не имеют в своем гражданском законодательстве сформулированного определения добросовестности, разумности и справедливости.

Следовательно, необходимо закрепить дефиниции данных принципов в Гражданском кодексе Российской Федерации.

Ключевые слова: разумность, добросовестность, справедливость, гражданское право, принципы.

Роль принципов добросовестности, справедливости и разумности заключается в том, что они определяют и регулируют поведение субъектов.

При решении вопроса о данных принципах в гражданском праве следует также учитывать, что целью будет являться соответствие нормам права правомерного поведения.

Полагаем, что закрепление принципа добросовестности в различных статьях позволяет говорить о самостоятельности значения данного принципа.

Нормативное закрепление принципа добросовестности позволяет разграничить его с принципами разумности и справедливости, придать ему самостоятельное значение. Заслуживает поддержки идея о том, что справедливости в гражданском праве присущ субъективно объективный характер.

С одной стороны, справедливость отражает намерение участника гражданских отношений сопоставлять свои интересы с интересами других участников (например, контрагентов по договору), с другой стороны, она представляет собой определенное объективное условие человеческого существования, без которого немыслим весь гражданский оборот [1, с. 16].

В российском гражданском праве добросовестность рассматривается: как оценочное понятие для определения поведения субъектов гражданского правоотношения. В ст. 1 ч.

1 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) [2] указано, что при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно и что никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения. В соответствии с этим можно сделать вывод, что в данной статье не закрепляется принцип добросовестности, а устанавливается обязанность добросовестного поведения. В свою очередь, в соответствии с п. 2 ст. 6 ч.1 ГК РФ [2] установлено, что при невозможности использования аналогии закона права и обязанности сторон определяются, исходя из общих начал и смысла гражданского законодательства (аналогия права) и требований добросовестности, разумности и справедливости. Кроме того, в п. 5 ст. 1 ч. 1 ГК РФ [2] закреплено еще одно важное правило: никто не вправе извлекать какие-либо преимущества из недобросовестного и незаконного поведения. Эта статья непосредственно связана со связью принципов добросовестности, разумности и справедливости.

О разумности в гражданском законодательстве России идет речь значительно чаще, чем о добросовестности. Так, например, в гражданском законодательстве РФ закреплены нормы о разумной цене товара (ст. 524 ч.2 ГК РФ) [2], разумных расходах (ст. 520 ч.2 ГК РФ) [2], разумном ведении дел (ст. 72, 76 ч.1 ГК РФ) [2], разумном предвидении изменения обстоятельств (ст. 450 ч.1 ГК РФ) [2].

Когда в законе говорится о разумной цене товара или разумных расходах, конечно, не имеется в виду, что цена или расходы обладают разумом. Разумными следует считать действия, которые совершил бы человек, обладающий нормальным, средним уровнем интеллекта, знаний и жизненного опыта.

Под разумной ценой и разумными расходами следует понимать такие цену и расходы, которые готов заплатить или понести разумный человек. Однако уровень интеллекта, знаний и опыта абстрактного среднего человека не является одинаковым для всех случаев. Например, действия среднего покупателя отличаются от действий среднего директора магазина.

Последний осуществляет управленческие функции, что предполагает наличие у него правовых и экономических знаний, а также опыта управления торговыми предприятиями.

Изложенное позволяет утверждать, что разумность пронизывает и обусловливает действие практически всех гражданско-правовых институтов, исходя из чего ее так же, как и добросовестность, можно считать не просто принципом гражданского права, но основным началом гражданского законодательства. Однако российский законодатель также не определяет понятия разумности в ГК РФ.

Основные начала гражданского законодательства, показанные в ст. 1 ч. 1 ГК РФ [2] являются основными элементами принципа справедливости в гражданском праве.

Соответственно нарушение (неприменение или неправильное применение к конкретным гражданско-правовым отношениям) хотя бы одного из основных начал гражданского законодательства ведет к несоблюдению принципа справедливости в гражданском праве.

Современной системой права Российской Федерации и отраслевым законодательством справедливость воспринята как свойство, воплощенная в праве, идея, а в некоторых случаях и как норма-принцип (ст. 6, 43, 60 УК РФ) [3].

Полагаем, что принцип справедливости в гражданском праве предполагает системность, то есть одновременность реализации в законотворческой и правоприменительной сферах, а также в правосознании.

Всеобщность и универсальность принципа справедливости как отраслевого принципа гражданского права означают, что он един для всех без исключения субъектов гражданских правоотношений. Понятие «справедливость» закрепляется в гражданском законодательстве РФ (п. 2 ст. 6 ч. 1 ГК РФ, п. 3 ст. 451 ч. 1 ГК РФ и п. 2 ст. 1101 ч. 2 ГК РФ) [2]. Анализируя текст ГК РФ, нужно отметить отсутствие упоминания о принципе социальной справедливости. Это означает, что общий принцип социальной справедливости применительно к гражданскому праву трансформировался в отраслевой принцип справедливости.

Принцип справедливости тесно взаимодействует с принципом добросовестности, обеспечивая добросовестное выполнение обязательств. Оба они тесно связаны с принципом разумности, так как они взаимодополняют друг друга.

Принципы справедливости, добросовестности и разумности в гражданских правоотношениях имеющие субсидиарное значение в гражданском праве, находят свое отражение не только в случаях, прямо предусмотренных в гражданском кодексах, но и во всех иных случаях, когда гражданско-правовая норма допускает свободу усмотрения участников указанных правоотношений.

Библиографический список

1. Тобота, Ю. А. Принцип справедливості, добросовістності і розумності у цивільному праві: автореф. дис. …канд. юрид. наук: 12.00.03 / Ю. А. Тобота; Нац. ун-т «Юрид. акад. України ім. Ярослава Мудрого». – Харків, 2011. – 18 с.

Источник: http://intjournal.ru/rol-printsipov-dobrosovestnosti-razumnosti-i-spravedlivosti-v-grazhdanskom-prave-rossijskoj-federatsii/

Принцип разумности и справедливости в гражданском процессе

Принцип разумности и справедливости в гражданском процессе

Как показывает судебная практика, наши граждане активно пользуются возможностью получения в судебном порядке денежной компенсации за причинённый им моральный вред, то есть нравственные страдания, вызванные различными неправомерными действиями (или бездействием), нарушающими их личные неимущественные либо имущественные права.

Например, за 10 месяцев 2016 года Новгородским районным судом было рассмотрено 544 иска, предусматривающих возмещение морального вреда, в стадии рассмотрения – более 60 аналогичных исков.

При рассмотрении подобных гражданских дел судьи решают эту проблему, исходя из принципа справедливости и разумности. 

Например, одна из жительниц Великого Новгорода, которая в феврале 2013 года получила серьёзную травму ноги, поскользнувшись на обледеневших ступеньках магазина ЗАО «Адепт», в своём иске к ответчику оценила моральный вред, причинённый ей физическими и нравственными страданиями, в  500 000 рублей. Судя по справке, представленной медучреждением, вследствие падения женщина получила «закрытый перелом нижней трети правой голени», то есть, она получила повреждения, отнесённые к тяжкому вреду здоровья, и была вынуждена длительное время лечиться.

В то же время суд обратил внимание на неосторожность потерпевшей, которая в своих объяснениях ссылалась на ненадлежащее состояние покрытия крыльца магазина, однако, указал и на то, что данное обстоятельство не снимало с ответчика вины за ненадлежащее содержание им своего имущества.

В июле 2016 года, с учётом всех обстоятельств дела, степени вины ответчика и истца, наступивших последствий, а также принципа разумности и справедливости, суд взыскал с ЗАО «Адепт» (ответчика) в пользу истца в счёт компенсации морального вреда 200 000 рублей. Кроме того, с него были взысканы понесённые ответчицей расходы на лечение (7 949 рублей), на проезд к месту лечения (350 рублей), а также на оплату услуг представителя (15 000 рублей).

Иногда граждане, по неосторожности совершив однажды проступок и причинив кому-то не только материальный ущерб и вред здоровью, но и моральный вред, впоследствии в суде искренне раскаиваются в содеянном. Но, к сожалению, осознание вины и чувство раскаяния к ним приходит слишком поздно.

Так, в июне 2016 года суд удовлетворил исковое требование жительницы Великого Новгорода к водителю автомобиля «Хендай i30» о взыскании компенсации морального вреда вследствие совершенного по ее вине дорожно-транспортного происшествия.

В сентябре 2015 года другая новгородка, управляя кроссовером, при перестроении на ул. Б.

Санкт-Петербургская  не уступила дорогу автобусу ЛиАЗ, двигавшемуся попутно, и столкнулась  с ним.

В результате дорожного транспортного происшествия пассажир автобуса (истец) получила травму ноги, то есть ей был причинен вред здоровью средней степени тяжести.

После ДТП женщину на месяц госпитализировали, ей была сделана операция, но она ещё долго находилась под амбулаторным наблюдением врачей.

Постановлением Новгородского районного суда водитель была признана виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.

24 КоАП РФ и ей назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами на полтора  года.

Страховая компания выплатила истцу страховое возмещение. 

Рассмотрев гражданское дело по иску потерпевшей о взыскании с виновницы ДТП компенсации морального вреда, суд удовлетворил исковые требования, взыскав с ответчика 60 000 рублей.

Необходимо отметить, что производство по значительной части гражданских дел о взыскании морального вреда прекращалось судьями в досудебном порядке: они завершились мировым соглашением сторон.

По условиям такого соглашения истец, как правило, соглашался отказаться от своих исковых требований в полном объёме, а ответчик обязался выплатить в его пользу денежные суммы (по договоренности) в счёт компенсации морального вреда. 

Например, 7 ноября 2016 года определением суда утверждено мировое соглашение по иску жительницы Великого Новгорода к одному из торговых центров, в соответствии с которым ответчик обязался возместить истцу моральный и материальный вред в сумме 100 000 рублей за причинение травмы: в торговом центре на ногу женщины, пришедшей туда за покупками, случайно наехал электропогрузчик. 

Почти месяц она проходила лечение, затем рана загноилась, и истец еще дважды была вынуждена обращаться за медицинской помощью.

Источник: https://centr-advocat.com/printsip-razumnosti-i-spravedlivosti-v-grazhdanskom-protsesse/

Понятие и значение принципа разумности в гражданском процессе

Принцип разумности и справедливости в гражданском процессе

\\Л. Борисова

кандидат юридических наук

Понятие и значение принципа разумности в гражданском процессе

О принципе разумности говорится в целом ряде статей Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации[1]. Так, например, согласно п. 1 ст. 107, п.1 ст. 100, ст. 99 ГПК РФ судом сроки должны устанавливаться с учетом принципа разумности, расходы на оплату услуг представителя, а также размер компенсации за фактическую потерю времени должны определяться судом в разумных пределах.

Суд руководствуется принципом разумности в силу указаний процессуального характера, закрепленных в отдельных положениях материального права. К примеру, в силу ст.

5 Семейного кодекса Российской Федерации[2] при невозможности использования аналогии закона права и обязанности членов семьи определяются исходя из общих начал и принципов семейного или гражданского права (аналогия права), а также принципов гуманности, разумности и справедливости.

Несмотря на широкое использование, легальное определение принципа разумности в ГПК РФ отсутствует. Законодатель предоставил решение вопроса об установлении его содержания усмотрению суда.

В то же время, в силу оценочного характера разумности, представления о данном основополагающем начале могут быть самыми различными, в силу чего и решение, признанное соответствующим принципу разумности в одном случае, может не быть таковым в другом.

Данное обстоятельство ведет к нарушению единообразия в правоприменении, субъективному пониманию принципа разумности, т. е. к тому чего быть не должно.

Для примера приведем следующий случай из судебной практики.

Заявительница обратилась в суд с иском к организации о компенсации морального вреда, ссылаясь на следующее. Ее дочь, работавшая у ответчика бригадиром колесного парка цеха ходовых частей, во внеурочное время пришла в цех для передачи ключей.

Возвращаясь, она упала в канал отстойника для обмывки деталей тележек, содержащий раствор каустической соды, и от полученных ожогов скончалась.

В связи со смертью единственной дочери (1978 года рождения) истица просила взыскать с ответчика в качестве компенсации морального вреда 100 тыс. рублей.

Решением районного суда требования истицы удовлетворены частично: в ее пользу с ответчика взыскана сумма компенсации морального вреда 15 тыс. рублей.

С выводом суда об установлении компенсации в таком размере согласиться нельзя.

Судом первой инстанции правильно указано, что использование ответчиком установки для обмывки деталей тележки требует неукоснительного соблюдения инструкции по ее применению, поскольку данный объект производственного назначения обладает свойствами повышенной опасности причинения вреда жизни и здоровью в нарушение инструкции на отстойнике канала перелива отсутствовала крышка, проход в зону отстойника не был оборудован защитным ограждением и предупреждающими знаками.

Из содержания постановления о прекращении уголовного дела (в связи с амнистией) в отношении начальника цеха ходовых частей следует, что последний не контролировал выполнение мастерами инструкции по применению установки, чем совершил деяние, предусмотренное ч. 2 ст. 109 УК РФ.

Приведенные причины привели к несчастному случаю с дочерью истицы со смертельным исходом.

В силу п. 2 ст. 1101 ГК РФ размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий. При определении размера компенсации морального вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Как отмечается в решении, суд «полагал», что истица пережила огромные нравственные страдания в связи с потерей единственной дочери; неизгладимой является боль утраты близкого человека; для матери смерть дочери в любом возрасте является огромным горем. Между тем, назначенная судом к взысканию в пользу истицы в качестве компенсации морального вреда сумма в 15 тыс. рублей явно несоразмерна нравственным страданиям, испытываемым истицей в связи со смертью единственной дочери.

Так как при этом суд не учел, что ответчик – это юридическое лицо, которое должно обеспечить безопасность людей при нахождении на территории предприятия, по изложенным основаниям президиум краевого суда удовлетворил протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ и вынес новое решение об удовлетворении исковых требований заявительницы в полном объеме[3].

Приведенный пример является наглядным подтверждением того, что верному научно-практическому решению проблем применения принципа разумности должно предшествовать установление его сущности. Как справедливо заметил , «для того, чтобы решить дело на основе…разумности…, нужно этот смысл, разумность…раскрыть…, иначе никому не будет ясно, на каком основании принято решение»[4].

На наш взгляд, сущность принципа разумности в гражданском судопроизводстве заключается в необходимости сбалансированного учета судом интересов всех участвующих в деле и иных лиц, а также целей, стоящих перед гражданском судопроизводством.

Подтверждением справедливости приведенного заключения являются, прежде всего, данные общетеоретической науки. Согласно таковым идея разумности возникла в представлении людей на основе поиска некоего противоядия абсолютной свободе человека, нередко ведущей к причинению вреда, как себе, так и другим лицам.

Данная идея была претворена в жизнь путем очерчивания границ свободы человека правом (законом) [5].

Из сказанного следует, что свобода в рамках границ права (закона), – это разумная свобода, а границы самого права (закона) – это и границы разумного, устанавливаемые законодателем в целях сохранения баланса в интересах индивидов и власти[6].

В гражданском судопроизводстве соблюдение показанного баланса обеспечивается посредством закрепления в отдельных статьях ГПК РФ, допускающих свободу усмотрения, обязанности суда руководствоваться принципом разумности.

Дело в том, что в законе не всегда возможно определить четко фиксированные сроки совершения процессуальных действий, конкретные размеры компенсаций за потерю времени, оплату услуг представителей и др., так как многое зависит от специфики гражданского дела (индивидуализации, учета особых условий).

Решение таких вопросов отдается законодателем на усмотрение суда, предоставляя ему практически полную свободу усмотрения.

Вместе с тем свобода в гражданском судопроизводстве не может быть безграничной, поскольку применение усмотрения всегда затрагивает как интересы лиц, заинтересованных в исходе дела (истцов, ответчиков, третьих лиц, заявителей по делам особого производства и др.), так и интересы правосудия в целом (ст. 2 ГПК РФ).

Однако, осуществляя безграничное усмотрение, судья может, либо учесть эти интересы, либо пренебречь ими, или учесть в качестве неких самодовлеющих начал. К примеру, в интересах процессуальной экономии и оперативного рассмотрения дел судья может определить срок совершения процессуального действия, в течение которого лицо, как описывали еще в римском праве, будет продолжать путь и днем и ночью, невзирая на погоду либо же, наоборот, – «передвигаться с прохладцей»[7], затягивая срок всего судебного разбирательства.

Полагаем, что подобного рода временные ограничения не отвечают ни интересам правосудия, деятельность которого направлена на осуществление прав и свобод граждан, ни интересам лиц, которым они определены, т. к. чаще всего связаны с не желаемыми затратами материального и морального плана.

Таким образом, в целях недопущения возможных злоупотреблений, свобода судейского усмотрения не должна быть беспредельной, т. е. должна быть очерчена границей, хотя бы и не жесткой, а всего лишь ориентирующей.

Такой ориентирующей границей, пределом свободы усмотрения судей в гражданском процессе и выступает принцип разумности, являющейся несомненной гарантией соблюдения прав, свобод и законных интересов граждан.

Нельзя не отметить и то, что после закрепления в ГПК принципа разумности российские суды (судьи) стали больше обращаться к нравственной стороне рассматриваемых дел.

Так, например, назначая разумный срок для совершения отдельного процессуального действия, судье следует учитывать личностные характеристики лиц, для которых он устанавливается, – возраст, имущественное положение и др.

, а также объективные обстоятельства, например, удаленность суда от места совершения необходимого процессуального действия, сложность и характер выполняемого действия, погодные условия и другие.

Полагаем, что решению проблем применения принципа разумности в деятельности судов, будет способствовать соответствующее нормативное закрепление данного начала в отдельной норме в ГПК РФ.

Законодательную формулировку принципа разумности, по нашему мнению, целесообразно изложить в следующей редакции:

«Статья 12.1. Разумность правосудия

Правосудие по гражданским делам осуществляется на основе принципа разумности, то есть сбалансированного учета прав, свобод и законных интересов всех участвующих в деле и иных лиц, а также целей, стоящих перед гражданским судопроизводством».
[1] Далее – ГПК РФ.

[2] Далее – ГК РФ.

[3] См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2003. № 7. С. 22.

[4] Становление и развитие судебной власти в Российской федерации. М., 200. С. 199.

[5] Идея разумного законодательства – еще античная идея, возникшая в рамках полисного мировоззрения и возрожденная в новое время. См. например: Восхождение к праву. Поиски и решения. М., 2001. С. 580-581; Идея правового государства: История и современность. СПб., 1993. С. 4-5.

[6] См.: Указ. раб. С. 224-226; Борьба за право. М., 1991. С. 8.

[7] См.: Римское частное право: Учебник / Под ред. , . М., 1997. С. 254.

Источник: https://pandia.ru/text/77/324/49114.php

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.