По возвращению из совещательной комнаты

Содержание

Определение Конституционного Суда РФ от 16 июля 2013 г. № 1157-О “Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Кобеца Руслана Владимировича на нарушение его конституционных прав пунктом 2 части первой статьи 221, пунктом 1 части первой статьи 237 и статьей 294 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации”

По возвращению из совещательной комнаты

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев по требованию гражданина Р.В. Кобеца вопрос о возможности принятия его жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, установил:

1. В ходе судебного разбирательства по уголовному делу в отношении гражданина Р.В.

 Кобеца после прений сторон и удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора было возобновлено судебное следствие и данное уголовное дело решением суда возвращено прокурору для устранения допущенных нарушений закона, поскольку, как указал суд, в предъявленном подсудимому обвинении неверно указано место совершения преступления, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе имеющегося обвинительного заключения.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации Р.В.

 Кобец оспаривает конституционность пункта 1 части первой статьи 237 «Возвращение уголовного дела прокурору» во взаимосвязи с пунктом 2 части первой статьи 221 «Решение прокурора по уголовному делу» и статьей 294 «Возобновление судебного следствия» УПК Российской Федерации.

По мнению заявителя, оспариваемые законоположения противоречат статьям 19 (часть 1), 21, 46 и 55 Конституции Российской Федерации, поскольку, позволяя после прений сторон и удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора возобновить судебное следствие и возвратить уголовное дело прокурору, а далее – следователю для пересоставления обвинительного заключения, допускают производство дополнительного следствия, изменение обвинения на существенно отличающееся по фактическим обстоятельствам от содержавшегося в обвинительном заключении, что влечет осуществление судом не свойственной ему обвинительной функции.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно отмечал, что неустранимость в судебном производстве процессуальных нарушений, имевших место на этапе предварительного расследования, предполагает осуществление необходимых следственных и иных процессуальных действий, что – в контексте стадийности уголовного судопроизводства – превращает процедуру возвращения дела прокурору для устранения препятствий к его судебному рассмотрению, по существу, в особый порядок движения уголовного дела, не тождественный его возвращению для производства дополнительного расследования.

Соответственно, в случае, если допущенное органами предварительного расследования процессуальное нарушение является таким препятствием для рассмотрения дела, которое суд не может устранить самостоятельно и которое, исключая возможность постановления законного и обоснованного приговора, фактически не позволяет суду реализовать возложенную на него Конституцией Российской Федерации функцию осуществления правосудия, неважно, возвращает суд уголовное дело прокурору по собственной инициативе или по ходатайству стороны, поскольку в таком случае препятствие для рассмотрения уголовного дела самим судом устранено быть не может.

Направляя уголовное дело прокурору, суд не осуществляет уголовное преследование, т.е.

процессуальную деятельность, осуществляемую в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления (пункт 55 статьи 5 УПК Российской Федерации), – он лишь указывает на существо ущемляющих права участников уголовного судопроизводства нарушений, которые не могут быть устранены в судебном заседании и препятствуют разрешению уголовного дела судом, и тем самым не подменяет сторону обвинения.

По смыслу приведенных правовых позиций, выраженных Конституционным Судом Российской Федерации в постановлениях от 20 апреля 1999 года № 7-П, от 4 марта 2003 года № 2-П и от 8 декабря 2003 года № 18-П, а также в ряде определений (от 3 февраля 2000 года № 9-О, от 2 февраля 2006 года № 57-О, от 13 октября 2009 года № 1149-О-О, от 7 июня 2011 года № 843-О-О, от 14 июля 2011 года № 1026-О-О, от 19 июня 2012 года № 1096-О, от 4 октября 2012 года № 1852-О, № 1853-О, № 1854-О и от 1 ноября 2012 года № 2001-О), инициирование судом процедуры устранения препятствий для правильного рассмотрения уголовного дела не противоречит принципам правосудия и не свидетельствует о том, что суд тем самым осуществляет уголовное преследование обвиняемого или участвует в нем, т.е. берет на себя функцию обвинения (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 2 июля 2013 года № 16-П).

Приведение процедуры предварительного расследования в соответствие с требованиями уголовно-процессуального закона, создание предпосылок для правильного применения норм уголовного закона дают возможность после устранения выявленных процессуальных нарушений вновь направить дело в суд для рассмотрения по существу и принятия по нему решения. Тем самым обеспечиваются гарантированные Конституцией Российской Федерации право обвиняемого на судебную защиту и право потерпевшего на доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба (статьи 46 и 52), а также условия для вынесения судом правосудного, т.е. законного, обоснованного и справедливого, решения по делу (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 4 марта 2003 года № 2-П, от 8 декабря 2003 года № 18-П и от 2 июля 2013 года № 16-П).

Таким образом, оспариваемые заявителем пункт 2 части первой статьи 221, пункт 1 части первой статьи 237 и статья 294 УПК Российской Федерации не могут расцениваться как нарушающие его права в обозначенном в его жалобе аспекте, а потому данная жалоба, как не отвечающая критерию допустимости обращений в Конституционный Суд Российской Федерации, не может быть принята Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению.

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Кобеца Руслана Владимировича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель Конституционного Суда Российской Федерации В.Д. Зорькин

Оспаривался ряд норм, в т. ч. касающихся права суда возобновить судебное следствие.

По мнению заявителя, положения неконституционны, поскольку они позволяют после прений сторон и удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора возобновить судебное следствие и возвратить дело прокурору, а далее – следователю для пересоставления обвинительного заключения.

Тем самым нормы допускают производство дополнительного следствия, изменение обвинения на существенно отличающееся по фактическим обстоятельствам от содержавшегося в обвинительном заключении. Все это влечет осуществление судом не свойственной ему обвинительной функции.

КС РФ отклонил такие доводы и разъяснил следующее.

В судебном производстве не устранить процессуальные нарушения, имевшие место на этапе предварительного расследования.

В контексте стадийности уголовного судопроизводства это предполагает, что осуществляются необходимые следственные и иные процессуальные действия.

Тем самым процедура возвращения дела прокурору для устранения препятствий к его судебному рассмотрению, по существу, превращается в особый порядок движения дела, не тождественный его возвращению для производства допрасследования.

Направляя уголовное дело прокурору, суд не осуществляет уголовное преследование, т. е. процессуальную деятельность, реализуемую в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления.

Суд в таком случае лишь указывает на существо ущемляющих права участников уголовного судопроизводства нарушений, которые не могут быть устранены в судебном заседании и препятствуют разрешению уголовного дела, и тем самым не подменяет сторону обвинения.

Таким образом, инициирование судом процедуры устранения препятствий для правильного рассмотрения уголовного дела не противоречит принципам правосудия.

Подобное регулирование не свидетельствует о том, что суд тем самым осуществляет уголовное преследование обвиняемого или участвует в нем, т. е. берет на себя функцию обвинения.

Источник: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/70355016/

Судебные прения: преть или не преть

По возвращению из совещательной комнаты

— Исследование доказательств окончено, суд переходит к судебным прениям. Истец, желаете участвовать в прениях?

Тишина в зале, недоумение и растерянность истца.

— Истец, я вас спрашиваю, вы будете выступать в прениях?

— Да, буду. Только что говорить? Ответчик нарушает мои права и поэтому прошу удовлетворить иск.

Чтобы не оказаться в такой неловкой ситуации, прочитайте написанное ниже и будьте готовы к такому вопросу судьи.

Судебные прения это

Прения от глагола «преть» — потеть, покрываться испариной, как в бане. Это не буквально, означает прилагать усилия, стараться.

Подразумевается, что в таком состоянии находятся участники судебного процесса, когда пытаются убедить судью в правоте, доказывая свою позицию и опровергая доводы оппонента.

Судебные прения — это речи, т. е. устные выступления участников судебного разбирательства и их представителей, в которых они обосновывают свою позицию по делу.

Выступление в судебных прениях — самостоятельная стадия судебного процесса. Прения проводятся как в гражданском, так и в арбитражном процессе, суть и порядок проведения не отличаются.

Как проходят прения в суде

Кто и когда преет, в какой последовательности, что такое реплика и обязательно ли участвовать в судебных прениях — коротко о важном.

Когда преют

Стадия судебных прений следует за стадией исследования доказательств.

Если в деле участвуют прокурор и (или) государственный орган или орган местного самоуправления с целью дачи своего заключения по делу, то между этими двумя стадиями выступают они со своими заключениями. Такое выступление не считается прением.

— Исследование доказательств окончено, суд переходит к судебным прениям, — фраза судьи, которой начинается стадия судебных прений.

Перед этим суд обязан выяснить у участников судебного процесса, не хотят ли они чем-то дополнить материалы дела или выступить с дополнительными объяснениями.

После этой фразы начинаются выступления участников, т. е. сами прения.

Кто участвует в судебных прениях

В судебных прениях выступают:

  1. Участвующие в деле лица
  2. Их представители

Иные участники процесса — эксперты, специалисты, свидетели, переводчики, помощник судьи и секретарь судебного заседания — такого права не имеют.

К лицам, участвующим в деле, т. е. к тем, кто может и чьи представители могут участвовать в прениях, относятся:

  1. Стороны — истец и ответчик
  2. Заявители и заинтересованные лица — по делам особого производства, о банкротстве, в других предусмотренных процессуальным законом случаях
  3. Третьи лица — с самостоятельными требованиями на предмет спора и без таковых
  4. Прокурор
  5. Государственные органы, органы местного самоуправления, иные органы и организации, граждане, обратившиеся в суд за защитой других лиц
  6. Государственные органы, органы местного самоуправления, вступившие в дело для дачи своего заключения по нему

Последовательность выступлений в судебных прениях

Порядок выступления в судебных прениях в гражданском процессе почти не отличается от последовательности выступления в арбитражном процессе и выглядит следующим образом:

  1. Первыми выступают прокурор, представитель государственного органа, органа местного самоуправления и иного органа, организаций и граждане, которые обратились в суд для защиты публичных интересов, прав и интересов других лиц
  2. Затем слово предоставляют истцу, его представителю
  3. После этого преет третье лицо без самостоятельных требований, выступающее на стороне истца, его представитель

ДАЛЕЕ в гражданском процессе преющие участники выступают в следующей последовательности:

  1. Ответчик, его представитель
  2. Затем третье лицо без самостоятельных требований на стороне ответчика, его представитель
  3. Последним речь держит третье лицо с самостоятельными требованиями на предмет спора, его представитель

В арбитражном же процессе имеется незначительное отличие, порядок выступлений в продолжающихся прениях следующий:

  1. Третье лицо с самостоятельными требованиями на предмет спора, его представитель
  2. Потом суд заслушивает выступление ответчика, его представителя
  3. Последним выступает третье лицо без самостоятельных требований на стороне ответчика, его представитель

Как видно, во второй части судебных прений последовательность в обоих процессах отличается только очередностью выступления третьего лица с самостоятельными требованиями.

Зачем законодателю это нужно было делать, не понятно, просто так составили текст нормы права.

Если кто-то из вышеперечисленных не принимает участие в судебном процессе, например, в деле нет прокурора или третьих лиц, то выступают в таком же порядке с исключением отсутствующих.

Реплика — часть прений

Реплика — ответ на сказанное другими в судебных прениях. Это могут быть возражения, замечания, критика, частичное согласие, иная словесная реакция на услышанное.

Выступление с репликой допустимо только после того, как все участники произнесут свои речи и суд предоставить право участнику высказать реплику.

В противном случае — нарушение порядка в заседании со всеми вытекающими: ограничение выступления, предупреждение, удаление из зала, судебный штраф, а в некоторых случаях и уголовная ответственность.

Реплика — часть судебных прений. Поэтому очередность выступления с репликами такая же.

Время выступления с репликой не ограничено, но лучше если она будет краткой. Не нужно повторять ранее озвученное, реплика — это в первую очередь оценка сказанного другими участниками в выступлениях.

Также как и в уголовном процессе, где последнее слово принадлежит подсудимому, последняя реплика всегда за ответчиком, его представителем.

Обязательно ли участвовать в прениях

Участвовать в прениях нужно, но не обязательно — это право, а не обязанность.

По одним делам лучше преть, по другим — можно воздержаться, в третьих вообще не имеет смысла что-либо говорить (например, по делам о расторжении брака).

Многие опытные юристы-представители отказываются от выступления в прениях. Как правило, такое бывает по не сложным категориям дел. Действительно, зачем повторяться, тратить своё время и время судьи?

Что говорить в судебных прениях

Точного ответа на этот вопрос нет. Ни одним юрист определённо не скажет, что нужно сказать суду в той или иной ситуации.

Исключение, когда юрист участвует в судебных заседаниях: знает материалы дела, оценивает поведение оппонента, следит за реакцией судьи

Однако все же можно дать некоторые общие рекомендации.

Распространённая ошибка

Часто участники судебных прений пересказывают позицию, ранее озвученную и изложенную в исковом заявлении и возражениях (отзыве) на иск. Просто повторяют то, что судья уже слышал и читал в материалах дела.

Это не правильно. Для этого есть выступления в начале судебного процесса. Прения о другом.

Так о чём же говорить в судебных прениях

Если ограничиться одной фразой, то прения — это подведение итогов.

Участники излагают своё видение результатов судебного спора:

  • дают свою оценку имеющимся в деле доказательствам
  • сопоставляют эти доказательства с доводами другой стороны
  • акцентируют внимание суда на имеющихся противоречиях
  • действуя от обратного и опровергая позицию другой стороны, объясняют логическую связь между своими доводами и доказательствами
  • приводят другие финальные доводы, убеждающие в своей правоте

Общая цель выступления в прениях — помочь судье правильно оценить результаты судебного разбирательства в выгодном для себя свете.

Чего нельзя говорить в прениях

В прениях нельзя ссылаться на:

  1. Обстоятельства, которые судом не выяснялись
  2. Не исследованные в заседании доказательства
  3. Доказательства, признанные судом недопустимыми

Такие ограничения логичны: нельзя оперировать тем, о чём суд не знает, не исследовал или исследовал, но не принял в качестве доказательств.

Что после судебных прений

— Судебные прения окончены, суд удаляется в совещательную комнату для вынесения решения, — так заканчивается стадия судебных прений.

По возвращению в зал судебных заседаний судья оглашает решение по делу.

Так бывает не всегда. Суд может возобновить рассмотрение дела по существу, об этом выносится определение.

Рассмотрение возобновляется, когда суду необходимо:

  1. Выяснить новые или дополнительные обстоятельства
  2. Исследовать новые доказательства

Суд может возобновить производство:

  1. Во время судебных прений
  2. После судебных прений, до удаления в совещательную комнату
  3. По возвращению из совещательной комнаты (спорно, но реализуется на практике)

Закончив дополнительное исследование, суд снова переходит к судебным прениям. Преют участники в том же порядке.

Прения сторон в апелляции и кассации

Апелляционные и кассационные суды должны рассматривать дела по правилам суда первой инстанции.

Это означает, что судебные прения — стадия апелляционного и кассационного производства.

Однако на практике прения сторон в апелляционном суде, также как и в кассационном, не проводятся. У этих судов не хватает времени на это, слишком много несогласных и жаждущих пересмотра.

Логика судей проста:

— Несогласные с решением суда всё изложили в своих жалобах. Несогласные с жалобами привели свои доводы в возражениях (отзывах). Другие дали письменные объяснения. Все всё дополнили устно в заседании. Что вы нам еще можете рассказать?

Если прения все же проводятся, то первым в апелляции выступает апеллянт, в кассации — кассатор — лица, подавшие жалобу. Если жалобу подали обе стороны, то первым преет истец. После апеллянта, кассатора — все остальные.

Письменная форма судебных прений: за и против

Услышанное могут забыть и в большинстве случаев забывают. Можно ли представить суду озвученное в судебных прениях на бумаге?

Закон определяет судебные прения, как устные выступления. Это очевидно, выступают всегда устно.

Однако закон не запрещает заранее изложить свою речь в прениях письменно и передать это суду после выступления.

Процессуально есть определённые сложности с квалификацией такой «письменной речи» — это не доказательство, стадия исследования доказательств уже закончена.

На практике суды принимают письменную форму судебных прений и приобщают к материалам дела, не желая ограничивать участников в их стремлении доказать свою правоту на последней стадии.

Если же судья отказался принять письменные прения, ничего страшного, он вправе это сделать. В судах ведётся непрерывное аудиопротоколирование.

В любом случае, для подготовки письменных прений в суд есть только «за» и нет «против»:

  • Во—первых, в момент выступления у вас перед глазами его текст. Это придаст уверенности, позволит подсмотреть или просто зачитать.
  • Во—вторых, в совещательной комнате судья может краем глаза заглянуть в текст ваших прений

Готовимся к судебным прениям с юристом

Нередко судьи сами сообщают участникам процесса о том, что в следующем заседании будет вынесено решение.

В этом нет ничего противозаконного. Это информирование о планах, а не обещание. Информирование, которое стимулирует участников ускорить представление доказательств, позволяет подготовиться к выступлениям в прениях.

Если судья не предупредил об этом и неожиданно перешёл к исследованию доказательств, а вы не подготовились к прениям — просим отложить на непродолжительный срок для подготовки к участию в судебных прениях.

Судья не обязан предоставлять время на подготовку к прениям и откладывать слушание дела. В этом случае придётся выступать неподготовленному.

Такой ошибки можно избежать, если своевременно обратиться за юридической помощью: по состоянию дела и времени его рассмотрения опытный юрист определит, на каком заседании возможен переход к стадии судебных прений.

Составление же самого текста прений определённо нужно поручить юристу или адвокату, а по этому тексту уже готовиться к выступлению. К тому же у вас уже будет письменная форма речи, которую можно передать судье.

Источник: https://dok-online.ru/blog/grazhdanskij-process/preniya/

2 мин. 15 сек.: «В удовлетворении иска отказать!»

По возвращению из совещательной комнаты

Одним прекрасным летним утром в будний, естественно, день замечательная судья Чурсина С.С. из Черемушкинского районного суда г. Москвы по результатам 30-минутного слушания дела принимает решение об отказе в удовлетворении иска.

Казалось бы, все ничего, но только вот удаление этой судьи в совещательную комнату произошло ровно на 2 минуты 15 секунд. «Она метеор» – подумал я, вставая по возвращении судьи в зал судебного заседания на оглашении резолютивной части решения по делу.

Долго мы с доверителем пытались понять, что же можно совершить за 2 минуты 15 секунд человеку, вошедшему в помещение из соседней комнаты? Ведь речь идет не только о банальном посещении туалета в перерыве, а о более принципиальной и насущной, общественно значимой вещи – решении суда по гражданскому делу.

На семинарах по гражданскому процессу нам, студентам юридических вузов и факультетов, уважаемые преподаватели доносят: «поскольку целью любого разрешения судебного спора является установление истины, то время, затрачиваемое на принятие решения по спору, а также внимание и силы не должны иметь никаких ограничений, ибо разумность срока рассмотрения дела недаром провозглашена». А тут вдруг такое! У меня, как участника процесса, возникла простая на первый взгляд дилемма: либо судья Чурсина С.С. – пока еще малоизвестный стахановец судебной системы России, либо … Хм… Нет, пусть она пока останется все-таки «стахановцем».

Но любопытство и человеческое, и профессиональное не позволит просто так, приняв на веру, присвоить обожаемой судье черемушкинской общественности столь серьезный титул – нужно проверять, реально ли она «стахановка», способная за 2 минуты 15 секунд обоснованно и грандиозно постановить акт высокого правосудия.

Заслушав прения сторон по результатам судебного разбирательства дела и удалившись из зала судебного заседания, судья Чурсина С.С.

возвратилась на оглашение резолютивной части решения по делу спустя 2 минуты 15 секунд после удаления в совещательную комнату, иными словами, между моментом удаления судьи Чурсиной С.С.

из зала судебного заседания и моментом её возвращения из совещательной комнаты прошло 2 минуты 15 секунд, как фиксирует аудиозапись заседания, произведенная истцом.

Указанный промежуток времени представляется столь незначительным, что по очевидным основаниям можно утверждать об изготовлении текста резолютивной части решения по делу до момента удаления судьи в совещательную комнату, т.е. о заведомой предрешенности спора.

По общепринятым стандартным предположениям постановление решения по делу в совещательной комнате за 2 минуты 15 секунд фактически невозможно: судье потребуется – закрыть входную дверь совещательной комнаты, – подойти к своему рабочему столу, занять место за ним, – включить компьютер либо разблокировать его, если он оказался невыключенным, – ввести с помощью клавиатуры машинописный текст резолютивной части решения суда в программе Microsoft Word, – вывести текст на бумагу при помощи принтера, – подписать распечатанный текст, – выйти из-за рабочего стола, пройти от рабочего стола к двери совещательной комнаты, ведущей в зал судебного заседания, 

– выйти из совещательной комнаты.

Выполнение приведенных действий за 2 минуты 15 секунд полностью исключено даже с учетом скоростных особенностей передвижения судьи и её навыков машинописной работы.

Вывод один: «Ме-те-ооооор…» И только так.

А теперь попробуем опустить всю реальность отправления российского правосудия и «придраться» к этому событию с точки зрения закона.

Положение ст.192 ГПК РФ провозглашает, что после судебных прений суд удаляется в совещательную комнату для принятия решения, о чем председательствующий объявляет присутствующим в зале судебного заседания.

В силу ч. 2 ст. 194 ГПК РФ решение суда принимается в совещательной комнате, где могут находиться только судья, рассматривающий дело, или судьи, входящие в состав суда по делу.

Часть 1 ст. 193 ГПК РФ устанавливает, что после принятия и подписания решения суд возвращается в зал заседания, где председательствующий или один из судей объявляет решение суда.

В соответствии с ч. 1 ст. 195 ГПК РФ решение суда должно быть законным и обоснованным.

Решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (ч. 1 ст. 1, ч. 3 ст. 11 ГПК РФ, п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003 г. № 23 “О судебном решении”).

Иными словами, ст. 192 ГПК РФ во взаимосвязи с нормами ст.ст. 193-195 ГПК РФ прямо говорит о том, что принятие судьей решения производится не в зале судебного заседания, а после удаления из него по окончании прений сторон, т.е. только в совещательной комнате.

При этом ст. 196 ГПК РФ определяет, что при принятии решения суд оценивает доказательства, определяет, какие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, установлены и какие обстоятельства не установлены, каковы правоотношения сторон, какой закон должен быть применен по данному делу и подлежит ли иск удовлетворению. 

Получается, что все эти действия судья обязательно должен совершить в совещательной комнате, только там и нигде больше.

Трудно себе представить, что весь этот алгоритм взрывающих человеческий мозг деталей работы можно выполнить за 2 минуты 15 секунд, и это еще без учета того, о чем мы уже сказали: без закрытия входной двери совещательной комнаты, без времени пути от двери к рабочему столу, без времени занятия места за рабочим столом, без времени включения или разблокировки компьютера, без времени ввода текста резолютивной части решения суда с помощью клавиатуры в программе Microsoft Word, без времени выведения напечатанного текста на бумагу при помощи принтера, без времени подписания распечатанного текста судьей, без времени выхода из-за рабочего стола, без времени пути от рабочего стола к двери совещательной комнаты, ведущей в зал судебного заседания, и без времени выхода из совещательной комнаты.

https://www.youtube.com/watch?v=_1lFydLZWdY

Остается только снова сказать: «Ну, метеоооооор…»

Ну а теперь совсем серьезно и предметно. Все эти обстоятельства свидетельствуют об одном – действительное принятие законного решения по делу именно в том порядке, как это предусматривают положения ст.ст.

192-194, 196 ГПК РФ, не произошло – судья изготовила текст резолютивной части решения суда по делу по всей очевидной вероятности задолго до своего удаления в совещательную комнату, т.е.

во время судебного разбирательства по делу, что крайне недопустимо по смыслу закона.

Толковую позицию по правовой оценке времени нахождения судьи в совещательной комнате при принятии решения российские суды еще не выработали. Неясно в практике и другое – как быть, если подобное произошло, к чему все это привязывать, к нарушению тайны совещания? Попробуем обговорить и это.

«Нарушением принципа тайны совещания судей будет наличие доступа в помещение, в котором суд проводит совещание и принимает судебный акт, других лиц и общение других лиц с лицами, входящими в состав суда, в момент совещания и принятия судебного решения»: так в своем время оговорился АС Уральского округа в постановлении от 05.09.2012 г. № Ф09-10495/10. Но АС Уральского округа сказал лишь насчет принятия решения в совещательной комнате, и скорее о доступе в нее, а не принятии решения до удаления из зала. Но в судебной практике есть и иные взгляды.

Источник: https://zakon.ru/blog/2019/09/11/2_min_15_sek_v_udovletvorenii_iska_otkazat

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.