Апелляционное определение раздел имущества супругов

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 30.05.2017 N 78-КГ17-23

Апелляционное определение раздел имущества супругов

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 30 мая 2017 г. N 78-КГ17-23

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Кликушина А.А.,

судей Горохова Б.А., Юрьева И.М.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Букина С.В. к Биленко П.Б., Пашковой Е.Б. о выделе из общего имущества супругов доли супруга-должника и обращении взыскания на долю

по кассационной жалобе Букина С.В. на решение Кировского районного суда г. Санкт-Петербурга от 12 апреля 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 16 августа 2016 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Юрьева И.М., выслушав объяснения представителя Букина С.В. – Сторублевцева В.В., поддержавшего доводы кассационной жалобы, объяснения представителя Пашковой Е.Б. – Киклевича П.А., возражавшего против доводов кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Букин С.В. обратился в суд с иском к Биленко П.Б., Пашковой Е.Б. о выделе из общего имущества супругов доли супруга-должника и обращении взыскания на данную долю.

В обоснование иска Букин С.В. указал, что между ним и Биленко П.Б. 1 февраля 2012 г. был заключен договор займа N денежных средств. По условиям договора Букин С.В. (заимодавец) передал Биленко П.Б. (заемщик) 10 000 000 руб., а Биленко П.Б. обязался возвратить указанную сумму в срок до 1 февраля 2013 г.

с условием ежемесячной выплаты заимодавцу процентов по ставке 24% годовых до дня возврата займа. Между тем заемщик в установленный договором срок не возвратил сумму займа. Вступившим в законную силу решением Кировского районного суда г. Санкт-Петербурга от 11 марта 2013 г. с Биленко П.Б. в пользу Букина С.В.

по договору займа взыскано 12 620 750 руб. Для принудительного исполнения решения суда Букину С.В. выдан исполнительный лист, постановлением судебного пристава-исполнителя от 31 июля 2014 г. исполнительное производство окончено ввиду отсутствия у должника личного имущества, на которое может быть обращено взыскание.

Поскольку у должника имеется совместно нажитое в браке с Пашковой Е.Б.

имущество, состоящее из автомобиля марки , года выпуска, 80% доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью “” (ОГРН: ), 100% доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью “” (ОГРН: ), то истец считает возможным выделить супружескую долю Биленко П.Б. из указанного имущества и обратить на нее взыскание в счет погашения задолженности последнего.

Решением Кировского районного суда г. Санкт-Петербурга от 12 апреля 2016 г. в удовлетворении исковых требований отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 16 августа 2016 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Букин С.В. ставит вопрос об отмене обжалуемых судебных постановлений, как незаконных.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Юрьева И.М. от 2 мая 2017 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены судебных постановлений.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения при рассмотрении настоящего дела были допущены судами первой и апелляционной инстанций.

Как установлено судом и следует из материалов дела, 1 февраля 2012 г. Букин С.В. (заимодавец) и Биленко П.Б.

(заемщик) заключили договор N займа денежных средств, по условиям которого заимодавец передал заемщику 10 000 000 руб., а заемщик принял на себя обязательство возвратить указанную сумму в срок до 1 февраля 2013 г.

с условием ежемесячной выплаты заимодавцу процентов по ставке 24% годовых до дня возврата займа (л.д. 12 – 15).

Также судом установлено, что в период заключения указанного договора Биленко П.Б. состоял в браке с Пашковой Е.Б., который на момент рассмотрения настоящего спора между супругами не расторгнут (л.д. 22).

В связи с неисполнением Биленко П.Б. обязательств по договору займа вступившим в законную силу решением Кировского районного суда г. Санкт-Петербурга от 11 марта 2013 г. с Биленко П.Б. в пользу Букина С.В. взыскано 10 000 000 руб.

– задолженность по договору займа, 1 140 000 руб. – проценты на сумму займа, 13 750 руб. – проценты за пользование чужими денежными средствами, 307 000 руб. – неустойка за просрочку уплаты процентов и 1 100 000 руб.

– неустойка за просрочку возврата суммы займа, всего 12 620 750 руб. (л.д. 16 – 20).

На основании вступившего в законную силу решения суда Букину С.В. выдан исполнительный лист, судебным приставом-исполнителем возбуждено исполнительное производство, которое по причине отсутствия у должника имущества, на которое может быть обращено взыскание, постановлением судебного пристава-исполнителя от 31 июля 2014 г. окончено.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении исковых требований Букина С.В., суд первой инстанции исходил из того, что истец не доказал факт использования Биленко П.Б.

денежных средств, полученных по договору займа, на нужды семьи, то есть факт возникновения общего обязательства супругов, и пришел к выводу о том, что данное обстоятельство не позволяет произвести раздел совместно нажитого имущества супругов с целью обращения на него взыскания по обязательствам супруга-должника. Кроме того, суд указал на недоказанность истцом недостаточности личных средств Биленко П.Б. для погашения долга.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что судами первой и апелляционной инстанций допущено существенное нарушение норм материального и процессуального права, что выразилось в следующем.

Согласно пункту 1 статьи 33 Семейного кодекса Российской Федерации законным режимом имущества супругов является режим их совместной собственности.

Из материалов дела следует, что на момент рассмотрения спора брак между ответчиками не расторгнут, Пашкова Е.Б.

является учредителем обществ с ограниченной ответственностью “” и “”, зарегистрированных в Едином государственном реестре юридических лиц в 2012 и 2014 годах соответственно, а также собственником автомобиля марки , приобретенного в 2010 году, в связи с чем суд установил, что в силу статьи 34 Семейного кодекса Российской Федерации на данное имущество распространяется режим совместной собственности супругов независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено.

Согласно пунктам 3, 4 статьи 256 Гражданского кодекса Российской Федерации по обязательствам одного из супругов взыскание может быть обращено лишь на имущество, находящееся в его собственности, а также на его долю в общем имуществе супругов, которая причиталась бы ему при разделе этого имущества.

Правила определения долей супругов в общем имуществе при его разделе и порядок такого раздела устанавливаются семейным законодательством.

Пунктом 1 статьи 38 Семейного кодекса Российской Федерации предусмотрено, что раздел общего имущества супругов может быть произведен как в период брака, так и после его расторжения по требованию любого из супругов, а также в случае заявления кредитором требования о разделе общего имущества супругов для обращения взыскания на долю одного из супругов в общем имуществе супругов.

В соответствии с пунктом 1 статьи 45 Семейного кодекса Российской Федерации по обязательствам одного из супругов взыскание может быть обращено лишь на имущество этого супруга. При недостаточности этого имущества кредитор вправе требовать выдела доли супруга-должника, которая причиталась бы супругу-должнику при разделе общего имущества супругов, для обращения на нее взыскания.

Таким образом, законодатель предоставил кредитору право требовать выдела доли супруга-должника в целях обращения на нее взыскания для погашения долга.

Ссылка суда в обоснование отказа в иске на положения пункта 2 статьи 45 Семейного кодекса Российской Федерации, предусматривающие возможность обращения взыскания на общее имущество супругов по общим обязательствам супругов, а также по обязательствам одного из супругов, если судом установлено, что все, полученное по обязательствам одним из супругов, было использовано на нужды семьи, является ошибочной.

С требованиями в порядке пункта 2 статьи 45 Семейного кодекса Российской Федерации о возложении на супругов солидарной обязанности по возвращению займа вследствие возникновения их общего обязательства, требующего установления факта использования денежных средств в интересах семьи, и обращении взыскания на общее имущество супругов в рамках настоящего спора Букин С.В. не обращался.

Основанием для обращения с требованием о выделе супружеской доли должника и обращения на нее взыскания Букин С.В. указывает неисполнение Биленко П.Б.

своих обязательств в рамках договора займа, заключенного с ним, и отсутствие у Биленко П.Б.

личного имущества, на которое могло бы быть обращено взыскание, что установлено постановлением судебного пристава-исполнителя об окончании исполнительного производства.

Судами не было учтено, что предметом спора является личное обязательство Биленко П.Б. в рамках заключенного им договора займа, при неисполнении которого истец, являющийся кредитором должника, в силу пункта 1 статьи 45 Семейного кодекса Российской Федерации вправе требовать выдела его доли из совместной собственности супругов.

В соответствии с частью 2 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

Юридически значимым обстоятельством по данному делу являлось выяснение вопросов о возникновении у Биленко П.Б. собственного обязательства перед истцом, а не общего обязательства супругов Биленко П.Б. и Пашковой Е.Б., наличии у Биленко П.Б., помимо спорного имущества на праве совместной собственности, имущества на праве личной собственности.

Неправильная квалификация судом спорного правоотношения повлекла неправильное применение норм материального права и возложение на истца бремени доказывания обстоятельств, не имеющих юридического значения для правильного разрешения спора, в силу чего указанные выше обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения спора, суд оставил без надлежащего исследования и правовой оценки.

Вывод суда о том, что истцом не представлено доказательств отсутствия у Биленко П.Б. личного имущества, на которое может быть обращено взыскание, является также ошибочным.

В подтверждение своего довода об отсутствии у Биленко П.Б. в собственности имущества, на которое может быть обращено взыскание, Букин С.В. ссылался на постановление судебного пристава-исполнителя от 31 июля 2014 г. об окончании исполнительного производства.

Однако суд в нарушение положений статей 56, 57 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не предложил истцу представить указанное им доказательство.

С учетом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные судами первой и апелляционной инстанций нарушения норм материального и процессуального права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов Букина С.В., в связи с чем решение Кировского районного суда г. Санкт-Петербурга от 12 апреля 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 16 августа 2016 г. нельзя признать законными, они подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить спор в соответствии с установленными по делу обстоятельствами и требованиями закона.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Кировского районного суда г. Санкт-Петербурга от 12 апреля 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 16 августа 2016 г. отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

——————————————————————

Источник: https://legalacts.ru/sud/opredelenie-verkhovnogo-suda-rf-ot-30052017-n-78-kg17-23/

Раздел имущества как вид злоупотребления при банкротстве?

Апелляционное определение раздел имущества супругов

В Определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 1 сентября 2020 г. № 5-КГ20-69-К2 по спору о разделе имущества бывших супругов, один из которых впоследствии стал банкротом, затронута важная проблема нарушения прав кредиторов мировым соглашением, заключенным в ходе такого спора.

Вопрос интересный, и его решение далеко не однозначно.

Обязательства супруга перед третьими лицами не препятствуют разделу совместно нажитого имуществаК такому выводу пришел ВС при оценке правомерности мирового соглашения между бывшими супругами, один из которых стал банкротом уже после утверждения соглашения

По общему правилу, в соответствии с п. 7 ст. 213.26 Закона о банкротстве имущество гражданина, принадлежащее ему на праве общей собственности с супругом, подлежит реализации в деле о банкротстве, а часть вырученных средств, соответствующая доле супруга в таком имуществе, возвращается супругу должника. 

Для кредиторов такой порядок реализации, безусловно, выгоден. От продажи имущества полностью с последующим разделом вырученных средств между супругами в конкурсную массу, как правило, поступает гораздо больше средств, чем от продажи выделенной доли в имуществе должника.

Если у супругов в собственности находится значительный объем имущества, раздел позволяет оставить часть имущества в единоличной собственности должника, и тогда оно поступит в конкурсную массу.

Другая часть имущества в таком случае останется в единоличной собственности другого супруга, и взыскание на него обращено не будет.

При этом супруги не могут быть ограничены в разделе совместно нажитого имущества или изменении режима владения им в любой момент – независимо от наличия у них долгов или возбуждения процедуры банкротства в отношении одного или обоих супругов. 

В отличие от брачного договора, обязанность уведомлять кредиторов при заключении соглашения о разделе имущества супругов не установлена, хотя суды нередко отождествляют последствия отсутствия уведомления кредиторов о заключении соглашения о разделе имущества и брачного договора (см., например, апелляционное определение Московского городского суда от 24 января 2018 г. по делу № 33-3052/2018, Определение ВС РФ от 24 сентября 2018 г. № 304-ЭС18-4364 по делу № А03-7118/2016).

ВС приравнял мировое соглашение супругов о разделе имущества к брачному договору в рамках банкротства Верховный Суд РФ согласился с выводами судов первой и апелляционной инстанций, что единственной целью мирового соглашения являлось сокрытие недвижимости от обращения взыскания со стороны кредиторов

Несмотря на то что законом прямо предусмотрено, что кредиторы не связаны условиями брачного договора, только если их не уведомили о его заключении (п. 1 ст. 46 Семейного кодекса РФ), в судебной практике сформировалась позиция, в соответствии с которой кредиторы в деле о банкротстве вообще не связаны любым внесудебным разделом имущества супругов, если обязательства должника возникли до такого раздела и переоформления прав на имущество в публичном реестре (об этом указано, в частности,  в абз. 3 п. 9 Постановления Пленума ВС от 25 декабря 2018 г. № 48 «О некоторых вопросах, связанных с особенностями формирования и распределения конкурсной массы в делах о банкротстве граждан»).

По сути, лишь при наличии судебного раздела все имущество, нажитое во время брака, не поступит в конкурсную массу, а реализована будет только часть, оставшаяся в единоличной собственности должника.

Безусловно, если целью обращения в суд с иском о разделе имущества является влияние на реализацию в потенциальном или уже возбужденном деле о банкротстве – то есть инициирование спора о разделе имущества является действием в обход закона с противоправной целью, – то это должно быть квалифицировано судом как злоупотребление правом (п. 1 ст. 10 ГК РФ).

Арбитражные суды, рассматривая дела о банкротстве, принимают во внимание судебный раздел имущества, но, если будет установлена направленность такого раздела на сокрытие имущества от кредиторов, в конкурсную массу будет включено все имущество, как если бы раздела не было. Чаще всего это происходит, когда в споре о разделе имущества судом утверждено мировое соглашение.

В качестве примера можно привести Определение ВС от 24 сентября 2018 г. № 304-ЭС18-4364 по делу № А03-7118/2016, но в этом деле важно не только заключение мирового соглашения, но и то, что раздел не был равноценным.

Как указано в судебном акте, по условиям мирового соглашения супруге были переданы в собственность нежилое помещение и земельный участок без какой-либо компенсации мужу, впоследствии ставшему банкротом.

ВС дал разъяснения о формировании конкурсной массы при банкротстве гражданПленум Верховного Суда принял доработанное постановление, разъясняющее порядок формирования и распределения конкурсной массы в делах о банкротстве граждан

В деле о разделе имущества супругов Мавляновых тоже было заключено мировое соглашение, но к участию в деле в качестве третьего лица был привлечен банк-кредитор, обязательства перед которым по договору поручительства возникли на момент рассмотрения спора судом первой инстанции, но не были просроченными. Банк не заявил возражений по существу спора, и это было учтено Верховным Судом при вынесении итогового определения. Собственно, третьи лица привлекаются к участию в деле тогда, когда решение суда, которое будет вынесено по итогам спора, способно повлиять на их права или обязанности по отношению к одной из сторон. Первая инстанция сделала правильный вывод о том, что раздел имущества может повлиять на права банка по отношению к бывшему супругу – должнику, если он допустит просрочку в исполнении обязательства по договору поручительства. Однако, как следует из судебного акта, возражений против заключения мирового соглашения кредитор не заявил.

Таким образом, поскольку финансовый управляющий обжаловал утверждение мирового соглашения в интересах конкурсной массы, действия кредиторов, привлеченных к участию в деле и имевших возможность высказать их процессуальную позицию по существу спора, имеют существенное значение. В ином случае нарушалась бы правовая определенность, которая без этого едва ли достигается в спорах, осложненных банкротством одной из сторон.

Кроме того, в данном случае раздел имущества, полагаю, не был явно несправедливым.

В результате утверждения судом мирового соглашения все недвижимое имущество было передано в собственность жены, а в собственность мужа, впоследствии обанкротившегося, перешло имущество в виде долей в уставных капиталах обществ.

Тот факт, что эти компании в дальнейшем стали банкротами, не свидетельствует о неравноценности раздела, если их несостоятельность не была констатирована на момент заключения мирового соглашения.

Источник: https://www.advgazeta.ru/mneniya/razdel-imushchestva-kak-vid-zloupotrebleniya-pri-bankrotstve/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.